Вокально-Инструментальная Эра (1966-1988)
www.via-era.narod.ru

Концертная неделя.

Еще раз про любовь.

(Газета "Вечерняя Пермь" 25.09.1978)

Из архива Людмилы Барыкиной.

И СНОВА «Веселые» ребята» у нас на гастролях. И снова жаждущих попасть на концерт гораздо больше, чем мест в зале. И снова задолго до открытия занавеса в зале воцаряется атмосфера нетерпеливого ожидания...
Да это и понятно. Один из первых профессиональных ансамблей на нашей эстраде («Веселым ребятам» уже десять лет! А кажется, совсем недавно были «Алешкина любовь» и «Старый aвтомобиль», «Любовь — огромная страна» и «У той горы»), он по праву снискал любовь и уважение зрителей и слушателей. Нечастые встречи эти за десять лет (ансамбль третий раз на гастролях в Перми) все же позволяют нашему зрителю в определенной степени проследить эволюцию ансамбля, отметить определенные вехи в его творчестве.
Но вот наконец занавес открывается, звучит песня И. Дунаевского из кинофильма «Веселые ребята», давшая имя ансамблю. Концерт начинается. И мы вновь попадаем в мир яркий, радостный, праздничный — мир, где царит песня. Нас вовлекают в какую-то круговерть, песни мелькают, сменяя одна другую, ритм концерта все убыстряется, вот уж, воистину, как в песне: «ни минуты покоя, ни секунды покоя...» но песня-то продолжается — «что же это такое? Не иначе любовь — вот что это такое».
А этот мир «Веселых ребят» действительно полон любви, и хотя иногда хочется в этом калейдоскопе остановиться, оглянуться (или, говоря на языке «Веселых ребят», остановить музыку), остановиться нам не дают, «Веселые ребята» поют еще и еще раз — про любовь. Впрочем, как всегда, темпераментно, увлеченно, в чем в чем, а уж в равнодушии «Веселых ребят» никогда не упрекнешь.
И все-таки в этой круговерти успеваешь отметить, что ансамбль работает, как всегда на высоком профессиональном уровне, он не столь изощрен в вокале, в отличие от многих молодых групп, но уж инструментальное сопровождение песни, ее аранжировка, как всегда сложна и интересна. Эмоциональный тонус концерта не менее горяч, чем раньше. Каждый из солистов интересен и своеобразен, вместе же они составляют отличный ансамбль.
Но концерт кончается, освобождаешься от властного обаяния «Веселых ребят», а на смену ему приходит странное чувство неудовлетворения. Откуда же оно? Может быть, в основе этого заложена требовательность зрителя к коллективу, который был известен задолго до появления наших ведущих групп (таких, как те же «Песняры» и «Ариэль») и который, по сути, явился одним из родоначальников жанра ВИА на нашей эстраде.
Двадцатилетний зритель от носится к «Веселым ребятам» как к коллективу, чье мастерство неоспоримо: в своеобразной иерархии наших групп они — лидеры. Зритель постарше, кто помнит первые шаги ансамбля, вправе ожидать известного роста от «Веселых ребят»— и не столько профессионального (этому-то, как говорится, сама жизнь учит, обилие ВИА создает здоровую конкуренцию), сколько, если можно так выразиться, человеческого, личностной значимости.
И тут-то, мне думается, и есть разгадка этого чувства не удовлетворения после концерта. Говоря о профессиональном уровне ансамбля, мы, естественно, имеем в виду, что он, профессиональный уровень — это умение подать песню со сцены, это и сама композиция определенный эмоциональный накал всего выступления.
Да, уровень ансамбля действительно высок, но тем более досадны промахи, типичные на эстраде. которым оказались подвержены и «Веселые ребята». В большой степени это относится и работе солиста Анатолия Алешина, твердо усвоившего неписаное правило современной эстрады — мало песню спеть, ее еще надо сыграть. И он играет — в меру своих сил и возможностей, забывая о том, что одна точная деталь может создать образ в песне, а обилие деталей — погубить песню.
Порой его свобода, раскованность в песне оборачиваются дурновкусием. А иначе как объяснить его пластический рисунок в «Вагантах» Д. Тухманова. Сначала он вполне натуралистично изобразил немощного старика-профессора, который должен «насмерть замучить» бедного студента. Но этого певцу показалось явно недостаточно и в финале песенки он в буквальном смысле грохнулся на колени, упершись лбом в пол. Заключительные аккорды песни шли уже под аплодисменты — не каждый же день увидишь коленопреклоненного певца, поющего «Вагантов». А чего стоят его воздушные поцелуи, время от времени посылаемые в зал.
Но ведь может же Алешин показать чистую, строгую работу, отмеченную не только мастерством. но и вкусом, стоит вспомнить блюз (неразборчиво)… в его исполнении.
И уж совершенно неоправданна у «Веселых ребят» песня Л. Гарина «Почему так получилось». Не один исполнитель «поскользнулся» на этой «бытовой драме», пытаясь вполне серьезно воспроизвести житейскую ситуацию, заложенную в песне. Эта «коварная» песня, по сути, была расчитана на актерское мастерство Аллы Пугачевой, которой органична природа комического. Но Пугачева у нас на эстраде — одна, а песни ее тиражируются многими.
Впрочем, если говорить об исполнении Алешина, то просто физически чувствуется, насколько ему неуютно в этой песне, и эти его постоянные метания на сцене от музыканта к музыканту с «вечным» вопросом «почему так получилось?» — они изрядно раздражают не только зрителя, а, кажется, и самого певца. Но тут, мне думается, трудно предъявить претензии только певцу. Очевидно, руководителю ансамбля Павлу Слободкину стоило подумать об индивидуальных особенностях солиста прежде чем отдавать ему песню.
На снимке солисты ансамбля «Веселые ребята» Л. Барыкина и Р. Мушкамбарян.
Фото А. Зернина
Два новых для нас солиста «Веселых ребят» — Людмила Барыкина и Роберт Мушкамбарян— уже известны любителям эстрады. Барыкина приняла участие в записи диска Тухманова «По волне моей памяти» (исполнила «Смятение» на стихи А. Ахматовой).
Мушкамбарян в этом году стал обладателем «Серебряной лиры» на международном песенном конкурсе «Братиславская Лира». И Барыкина, и Мушкамбарян в чем-то общем схожи - их объединяют взрывчатый темперамент, упоение песней, чувство ритма, умение мгновенно покорить зрителя неординарностью своей. И оба удачно вписались в общий стиль ансамбля, имя которому «Веселые ребята».
«Веселые ребята» всегда отличались сложным и интересным инструментальным видением программы, но нынче обращаешь внимание и на то, что эта усложненность порой надуманная, не всегда оправданная логикой песни. Явно проигрывают от этой усложненности сопровождение песни Тухманова «Остановите музыку». Да и финал «Вечного огня» П. Слободкина, лишенный космических эффектов, прозвучал бы гораздо строже.
Вспоминая концерт «Веселых ребят», поневоле думаешь о режиссерской работе, необходимой в программе ансамбля: при точном и умелом режиссировании ансамбль только бы выиграл. Об этом думаешь, знакомясь с Мушкамбаряном, чей темперамент стихиен: ему тесно в рамках песни, тесно на сцене, он на одном эмоциональном уровне и в шуточной песне, и в драматической. Здесь-то режиссерская работа лишь подчеркнула бы достоинства Мушкамбаряна.
Работу еще одного солиста ансамбля невозможно не отметить. Это гитарист и певец Игорь Гатаулин. Вот где чувство меры, такта и вкуса, помноженные на общий эмоциональный тонус ансамбля, дают артистическую индивидуальность, а исполненная им баллада А. Гаева «Проходят годы»— один из наиболее запоминающихся номеров концерта.
После концерта подумалось о том, что «Веселых ребят» постигла участь многих наших групп «со стажем». Не одно уже поколение молодых прошло через увлечение ансамблями, но слушатель вырастает, а ансамбль остается на том же уровне, адресуя свои песни очень узкому кругу слушателей с возрастной границей от 15 до 20 лет. Зрелость обходит стороной наши группы. Поэтому, как правило, они и теряют своего постоянного зрителя, который, перейдя эту возрастную грань, уже имеет вкусы и суждения...

А. Лаврова, музыковед
Сайт управляется системой uCoz