Вокально-Инструментальная Эра (1960-1988)
www.via-era.narod.ru

Георгий Симонян


Самый преданный болельщик ЦСКА!

(апрель 2014 г.)

2. "Москвичи".

2

ВИА "Москвичи" (1972):
В.Дурандин, Г. Пузырев, И.Осколков, А.Соколовский, Г. Мамиконов, В.Толмачев, Е.Дымов, М.Филиппов, И.Капитанников.

-И далее Вы попадаете в ансамбль «Москвичи»?

Солист Женя Гудков работал в «ВИО-66» с 68 года, после окончания музыкального училища. Кстати, учился он вместе с Пугачевой. Так вот Женю пригласили в ансамбль «Москвичи», а он предложил мне пойти вместе.

-Кто пригласил?

Валера Дурандин, которого я знал по Гнесинскому. У них уже был ресторанный состав, но не было вокалистов. Кроме того, коллектив должен был аккомпанировать известному тогда певцу Олегу Ухналеву. Ухналева я знал по ВИО-66. К тому времени у Олега было несколько хитов – «Баллада о солнечном Ра» Пожлакова, «И не то, чтобы – да» Тухманова, «Желтый дождь» Майорова. Позже я узнал, что эта песня «проскочила» мимо Ободзинского, хотя Рома Майоров обожал Валерия Ободзинского.

-А кто был тогда в составе? Барабанщиком был Владимир Чугреев?

Нет, Чугреев был рабочим, но барабанить умел. И иногда мог выйти и сыграть. А первым барабанщиком был Евгений Пырченков.

-Кто еще?

Саксофонист Миша Акопян, трубач Саша Соколовский, пианист Витя Шешунов, бас-гитарист Валера Дурандин, клавишник (играл на ионике) Володя Кожевников. Причем Володя и Валера учились в одном классе хорового училища им. Свешникова.
И на гитаре играл Валерий Беспалов, который собственно создавал этот коллектив и был руководителем.

-А потом появилась Алла Пугачева?

Ее пригласил Валера Беспалов. Она проработала недолго и ее забрали в оркестр Лундстрема. И практически в момент ее ухода у нас появились директор Олег Непомнящий, а за ним администратор Миша Плоткин Я был знаком с композиторами и приглашал их на репетиции. Юрий Саульский нам дал песню (какую именно, не помню). Рычков приходил и давал полезные советы. Леша Мажуков принес песни «Маринка» (исполняла Пугачева) и «Московское метро». А Тухманов отдал нам четыре песни – «Как прекрасен мир», «День без выстрела», «Налетели дожди» и «Любовь - дитя планеты». «Как прекрасен мир» был с готовой аранжировкой, остальные песни аранжировал Валера Дурандин. Давид Тухманов сразу потащил нас на запись в ДЗЗ, где записали «Как прекрасен мир», и на «Мелодию», где записали «Налетели вдруг дожди». Эти песни записывались еще и для вечера поэта Харитонова, который должен был идти по Первой программе. В итоге на ТВ снимались не все участники. Соколовского из-за бороды, а Дурандина из-за длинных волос отстранили от съемки.

-А что это была за съемка?

Обычный студийный концерт.

-С Тухмановым Вы были знакомы?

Да, еще со времен записи Леней Бергером его песни «Вальс» («С полуслова, с полувзгляда…»). Мы в этой песне бэк-вокал писали. И что запомнилось, то, что я забыл паспорт, приехав на запись. А в ГДРЗ без паспорта не пускали. Мне, который всего лишь записывал подпевки, Тухманов дал три рубля на такси, чтобы я съездил за паспортом домой.

-А с Бергером Вы были знакомы?

Да, мы с ним познакомились на концерте оркестра Теда Джонса-Мела Люиса. Был такой знаменитый приезд в Москву известного джазового коллектива. Мы рядом сидели, много общались. Лёня очень хорошо разбирался в джазовой музыке. Потом я был на концерте «Веселых ребят» во Дворце Спорта. Зал был битком. И я впервые услышал, как Бергер исполняет «Дилайлу». Вроде бы не типичная песня «Веселых ребят», более эстрадный жанр, что ли. Но Лёня ее исполнил так, что именно этот номер запомнился. С великолепным английским, с пониманием о чем поет, с драйвом. Все-таки, у нас в ВИО-66 Толя Могилевский исполнял ее более поверхностно. А уж об исполнении Юлия Слободкина я вообще ничего не буду говорить.

-А почему песни, записанные «Москвичами», все-таки не вышли?

Мы тогда поехали на сборные концерты в Саратов, где Ухналев должен был петь с нами несколько песен. В том числе и из фильма «Песни моря» - «От зари до зари».
Ухналев напился и вышел в таком состоянии на сцену, после чего был отправлен в Москву. После этого случая в Росконцерте решили сократить такую единицу как ВИА «Москвичи». Какие тут уж записи, когда нас просто начали раскидывать.
Беспалов ушел, Ухналева уволили, Женю Гудкова перевели в ВИА «Коробейники». Он сразу согласился, из-за чего я с ним довольно долго не разговаривал, сочтя это предательством. Пугачеву перевели к Лундстрему. А мне и Володе Кожевникову выдали повестки в армию.
Мне было двадцать семь лет. Какая армия? Пришлось договариваться с военкоматом. Мне посоветовали взять больничный на время призыва. Я пошел к участковому врачу и честно все рассказал. А он назло мне ничего не дал. И, представляете, судьба?! Этого врача через некоторое время осудили на несколько лет за два проданных больничных. Пришлось ложиться в больницу. В итоге меня обязали дать бесплатный концерт на Новый год для военкоматовских. И я, Валера Дурандин, Саша Соколовский отыграли им этот концерт.
ВИА "Москвичи" (1972):
А.Соколовский, И.Осколков, Г.Мамиконов и В.Дурандин.

Мы перебрались в ДК Тушинской фабрики, где у Валеры Дурандина были связи, и начали восстанавливать состав. В ресторане «Дружба» у метро «Проспект Вернадского» я увидел Игоря Капитанникова и пригласил к нам. Он тогда ушел из «Поющих сердец» (может быть они еще «Континентами» назывались, не суть). Его нам порекомендовала девушка-пантомимистка Таня Баранова, которая с нами в программе работала. Кстати, Игорь Капитанников придя, стал играть на гитаре. Только потом он перешел на бас.
Тогда же к нам приходил на просмотр Толя Алешин. Его не взяли, и этот факт он помнит до сих пор.
Именно тогда, в самом начале «Москвичей», мы познакомились с Сашей Лосевым, Стасом Наминым и Володей Чугреевым. Они приходили к нам на базу (тогда Трамвайно-троллейбусное Управление на Калитниковской улице), репетировали. Мы часто работали на танцах и иногда нас подменяли Наминские ребята. Когда Намин выгнал Чугреева, то он пришел к нам рабочим.
Кстати, Саша Лосев был с нами на записи «Как прекрасен мир». В унисонах он пел, а аккорды пели я, Дурандин и Кожевников.

-А когда появился Юлий Слободкин?

Его пригласил еще Валера Беспалов. Они вместе работали в «Веселых ребятах».

-А что случилось в отношениях с Беспаловым?

Понимаете, он не умел руководить. Он не знал, что делать на репетициях, дергался, орал на нас. Писать аранжировки не умел, это было возложено на Дурандина. Ну и естественно произошел конфликт. Честно говоря, как музыканты Дурандин, Соколовский и Кожевников были выше уровнем. И очень большую роль в его уходе сыграл Юлий Слободкин. После ухода Валеры Беспалова Юлий стал руководителем ансамбля.
В результате Плоткин взял белые костюмы «Веселых ребят» со склада Москонцерта и мы в них прошли просмотр в Москонцерте. Организовали просмотр Юлий Слободкин и Миша Плоткин. Мы подготовили программу и нас приняли. Но прошли мы с шумом…
Надо сказать, что к тому времени к нам пришел тромбонист Игорь Осколков. Отец Игоря работал в оркестре Лундстрема. А известный администратор и поэт Павел Леонидов привел к нам своего рижского родственника саксофониста Ефима Пустильника (Дымова).
К моменту оформления в Москонцерт у нас появились певец Слава Толмачев, с которым мы работали в ВИО-66, и клавишник Геннадий Пузырев (Макеев). Последнего привел Дурандин, который приглашал и его брата Алексея, но тому из "Веселых ребят" уйти было не суждено. Гена взял на себя часть нагрузки Валеры Дурандина по аранжировкам. Еще мы взяли хорошего барабанщика Мишу Филиппова. Он был знакомым Пузырева (Макеева), Гена его и пригласил. Миша очень здорово пел. Он и сейчас поет в городе Вильнюсе. Миша женился на литовке и уехал в Вильнюс. И когда мы бываем в Вильнюсе, то обязательно встречаемся.
К тому же у нас получился очень интересный набор инструментов. Соколовский, помимо трубы, играл на скрипке. Фима, помимо саксофона – на альте, Осколков - на скрипке, и Капитанников – виолончель. Сложился струнный квартет. Это было новым в вокально-инструментальном жанре, когда духовики брали в руки струнные инструменты и меняли звучание ансамбля в одной песне.
На тот момент в Москонцерте работали «Голубые гитары», «Веселые ребята» и «Самоцветы». У каждого была своя ниша, свой имидж. У "Веселых" был имидж ансамбля, которого зажимали, не пускали и т.д. Но с нашим появлением руководители этих коллективов увидели серьезную конкуренцию. Пошли всякие козни, палки в колеса. Посыпались лестные предложения. Меня и Толмачева звали в разные коллективы, Дурандина - в «Голубые гитары». Но мы выдержали, не разбежались.
ВИА "Москвичи" (1972):
В.Толмачев, Г. Пузырев, М.Филиппов и Г. Мамиконов.

Меня дважды приглашали в квартет «Аккорд». Один раз Мулерман со мной разговаривал по этому поводу, а второй (это было уже гораздо позже) девушки-солистки Харабадзе и Мясникова. Достало их пьянство Вадика Лынковского, и им нужен был баритон. Девушкам я тогда порекомендовал вместо себя Юру Александрова из «Лады». И Юра в «Аккорде» довольно долго и удачно проработал. Кстати говоря, именно нам («Москвичам») первым Сергей Дьячков принес свои две песни «Честно говоря» (она тогда у него называлась иначе) и «Мой дом – Россия» и другие песни.
И еще пару песен нам принес Роман Майоров. Мы были первыми, кто исполнил его «Ты так близка и далека, в моей руке твоя рука и мир похож на фантастический роман…». Гена сделал обработку под Битлз, а пел Капитанников.
Леня Гарин вместе с поэтом Наумом Олевым принесли «Снегурочку» и «Расскажи мне сказку». Они вошли в нашу первую пластинку уже как «Верных друзей».

-Песню «Ты так близка и далека…» исполняли и «Веселые ребята». Аранжировки были похожи?

Я никогда не слышал эту песню в исполнении «Веселых ребят» и ничего не могу об этом сказать.

-И последним появился Александр Барыкин?

Да, он пришел, когда мы уже полноценно работали в Москонцерте. Вячеслав Добрынин утверждает, что он привел Сашу. Не знаю, может быть. Но увел от нас его именно Добрынин. Прямо на гастролях в Сочи. Саша выходит из гостиницы и говорит, что с нами дальше не едет. Увольняется. И Добрынин перетащил его в «Веселые ребята». Откуда он тоже приблизительно также ушел. До сих пор не понимаю, как его Паша Слободкин потом взял обратно. Видимо, большие дыры в составе у них были в конце 70-х.

-Он пришел как певец и гитарист?

Да. Он сразу стал петь. Запевал «Как прекрасен мир» и пел «Во поле орешина». Эту песню Гена Пузырев (Макеев) принес. Ее написал Владимир Сахаров, работавший в «Веселых ребятах», а потом уехавший на Запад. Но в «Веселых» она не пошла, Паше Слободкину не нравилась. А у нас "на ура". И еще он пел «За того парня» из фильма «Минута молчания». Очень популярна была.
Надо сказать, что пару гастролей у нас еще проработал Адриан (Дарий) Щукин. Гитарист и певец. Но репертуар наш он практически не знал. Выходил сольным номером. А подменял он, кажется, Капитанникова, который сдавал экзамены.

-Вы не исполняли «Школьный бал» на стихи Леонидова?

Нет, это была песня «Самоцветов». Между ансамблями все-таки существовала этика. Певцы могли петь песни одни и те же, а ансамбли все-таки это очень редко делали. Пожалуй, только «Добры молодцы» пели все подряд с приходом Анатолия Киселева.
Кстати, я имел «счастье» работать с братом Киселева. Он пришел в «Верные друзья». Пел песню из фильма «Розыгрыш» (к фильму именно он записывал) и «По волне моей памяти». Но мы его быстро убрали за плохое поведение (смеется). За недолгое время пребывания в коллективе он умудрился споить новичка-вокалиста Виталия Доброжицкого, которого тоже пришлось уволить.
У нас должна была выйти пластинка с песнями «Честно говоря» (пел Соколовский), «Как прекрасен мир» и «Налетели дожди». Но тут подсуропил нам Юлий Слободкин. Он к тому времени зазвездился, стал заниматься только собой. В песне «Честно говоря» тогда были слова «..до зарезу девчонки нам нужны». Худсовет придрался, попросили поменять текст. А Юлий уперся и заявил, что мы будем петь так, как написал поэт. Ну, нас и послали куда подальше. В итоге Тухманов отдал «Как прекрасен мир» «Веселым», «Налетели дожди» Мулерману, а «Честно говоря» Дьячкова досталась Стасу Намину.

-Гастролей много было?

Много.Нам предложили поработать в международной программе с участием музыкантов социалистических стран. Мы проехали почти по всем республикам СССР. Помню, что в Ташкенте мы встретились с «Песнярами». Они пригласили нас к себе в гостиницу. Общались, пели вместе. Тогда «Песняры» уже были нашими кумирами.
Особенно запомнились гастроли по всей Украине с «Червоной рутой» и Софией Ротару. По отделению работали. И там у нас возник серьезный конфликт с Юлием Слободкиным.

ВИА "Москвичи" (1972):
В.Толмачев, Г. Пузырев, В.Дурандин, М.Филиппов,Ю.Слободкин, Г. Мамиконов, Е.Дымов, И.Капитанников, И.Осколков, А.Соколовский.

-На какой почве?

На любой. Мало того, что он возил с собой всю семью, так ему совершенно не было дела до того, как мы живем. Он всегда жил в люксе, а мы могли жить в самых убогих номерах и даже на общих балконах. Кроме того, понимание музыки у нас было совершенно разным.
На конкурсе в Минске он спел акапельно «Ой, мороз, мороз». Зачем? Выступает ансамбль «Москвичи», а он перетягивает одеяло на себя.
Кстати, на конкурсе среди ВИА победили, как и должно было быть, "Песняры". Второе место не присудили никому потому, что «Песняры» были просто за горизонтом. А третье разделили «Москвичи», «Дос-Мукасан» (Алма-Ата) и украинская "Кобза". Просто должны были дать что-то республикам.

-Что Вы исполняли на конкурсе, помимо названной песни?

«Гляжу в озера синие» Афанасьева , «Как прекрасен мир» и «Налетели дожди» Тухманова

-А как произошла определяющая встреча с Ободзинским?

После конкурса к нам подошел отец работавшего у нас Игоря Осколкова - Григорий. Он от имени Ободзинского сделал нам предложение. Предложил всем музыкантам (без Слободкина) перейти в аккомпанирующий состав Валерия Ободзинского. Мы посовещались и решили встретиться с Ободзинским. Встретились мы с Валерием и его директором Зуперманом на Савеловском вокзале, сели в электричку и поехали в Лионозово на дачу моего папы. Выпивали, играли в футбол и решали как жить дальше. Нам были предложены очень хорошие условия по оплате. Надо было перейти в Росконцерт и, самое главное, отказаться от поездки в Берлин на Фестиваль молодежи. Так как надо было практически сразу приступать к работе. Мы хотели оставить свое название – «Москвичи», но как потом выяснилось, название остается за Москонцертом. Здесь нас просветил Павел Леонидов. Да и Ободзинский не хотел никаких скандалов.

Продолжение