1980-82.

Вокально-Инструментальная Эра (1960-1988)
www.via-era.narod.ru

Валерий Колпаков

Период полураспада 1980-1982.

декабрь 2016 года, январь 2018.
2

Глава 2. Пресловутый худсовет.

Рост собственной значимости в рамках текущей концертной деятельности неизбежно вел к желанию большей самореализации. Поскольку группа работала в сборной программе только одно (хотя и самое престижное второе) отделение, то возникло естественное желанием - получить сольный концерт в двух отделениях.
Для этого "Араксу" было необходимо сдать худсовету филармонии соответствующую программу. По разным причинам этот худсовет никак не мог собраться.

Анатолий Алёшин:
- Тот самый пресловутый худсовет никак не мог принять у нас сольную программу. Якобы имидж у группы был довольно скандальный. И чтобы не получить на свою голову шишек, они на всякий случай держали нас, так сказать, на растяжке. То есть, у нас не была принята сольная программа. И мы, как бы, полузаконно, ездили в каждую поездку. На нас оформляли разовые гастрольные документы. Для того, чтобы в любой момент, если возникала какая-то проблема, можно было откреститься: «они у нас даже и не работают»...

Сначала о разовых гастрольных документах.
В СССР была четко отработанная система внутренних гастролей. Вся страна была поделена на территории, гастроли на которых осуществлялись через соответствующие концертные организации. Все эти концертные организации имели своих артистов. Эти артисты могли работать на территории своей организации без каких либо дополнительных согласований и разрешений. Однако, если они выезжали на гастроли за пределы этой территории, то должны были заключать разовый договор с той концертной организацией, которая ведет там концертную деятельность.
"Аракс" работал от Московской областной филармонии и любой выезд на гастроли за пределы Московской области требовал от него оформления договоров с принимающей организацией.
Это делал не только "Аракс", это делали все гастролирующие артисты в СССР.

Теперь давайте разберем, почему "пресловутый худсовет" никак не мог принять сольную программу "Аракса".
Упоминание, "якобы скандального имиджа", как причину этому, не выдерживает никакой критики.
Во-первых: при приеме программы принимают конкретные музыкальные произведения, а не имидж.
Во-вторых: если имидж скандальный, то почему за него никто не понес наказания?
В-третьих: почему скандальный имидж позволял работать отделение и не позволял работать концерт?
В-четвертых: если дело в имидже, то, значит, не в репертуаре?
В-пятых: почему чиновники МОФ вместо того, чтобы устранить причины по которым они могут получить "на свою голову шишки", никак на эти причины не реагировали?
В-шестых: почему руководство МОФ пошло на сознательный криминал и тарифицировало музыкантов в обход закона, но почему-то не хотело принимать у тех же музыкантов сольную программу?

Вопросы заданы. Теперь ответы.
Всем концертным организациям были невыгодны коллективы имеющие права на сольный концерт. И даже самим коллективам это было не выгодно во многих случаях.

С.Беликов:
-Мы тогда в 1980 году приехали в Электросталь во Дворец Спорта. Это был наш первый ДС. До этого мы выступали только в залах до 1000 человек. Это был сборный концерт, где в первом отделении выступали артисты областной филармонии, а мы во втором. Там было у нас 3 аншлаговых ДС. Через 2 дня нас сажают в поезд и везут в Питер во Дворец Спорта "Юбилейный". Там мы работаем неделю...

Работа во Дворцах спорта - это самый выгодный финансовый проект того времени. Существовали специальные администраторы, которые именно этим и занимались. Это была элита эстрадного бизнеса. Например, к ним принадлежал широко известный Павел Леонидов, а позже Николай Агутин.
Что из себя представляли такие концерты?
В первом отделении выступали всякие разные артисты, а во втором- "кассовая" мегазвезда, имя которой на афише собственно и собирало основную массу публики.
Так, например, работали советские звезды первой величины: Ободзинский, Пугачева, Ротару, "Песняры", "Веселые ребята", "Самоцветы" и некоторые другие.


Подобный подход был финансово выгоден всем его участникам. Огромные сборы, позволяли часть денег уводить в тень и потом делить "по- честному". В этом была главная выгода больших концертных площадок для их организаторов.
Но это не все.
В такие выгодные программы было не так легко попасть. Необходимо было "договариваться" с Администратором гастролей. Этот договор стоил денег. И чем больше артистов участвует в программе, тем выгоднее Администратору. Сольный концерт одного исполнителя в этом сильно проигрывает сборному.
Кроме того, любого заболевшего/запившего артиста легко заменить не срывая, расписанные на много дней вперед, гастроли.

Об особенностях больших эстрадных концертов того времени очень интересно рассказывал Николай Агутин:

-Я продолжал делать концерты. Причем, я делал все один. Например, я делал концерты на стадионе в Сочи, так у меня было 115 артистов. И длилось это 10 дней.

И кроме того.
У всех артистов, даже малопопулярных имелась своя аудитория по стране. И эта, даже небольшая аудитория, умноженная на большое количество подобных артистов в сборной программе, существенно увеличивало общие сборы с каждого концерта.
Другими словами, если бы выступал только "Аракс", то на концерт пришли бы только его поклонники, но не пришли бы поклонники Толкуновой или Лещенко. А в данном случае приходиди и первые и вторые и третьи.

В чем была выгода артистам?
В программе они исполняли 2-3 песни, а получали деньги, как за целый концерт.
"Звезды" вместо 3-х часов работали только час и тоже получали, как за целый концерт. При трех концертах в день это существенное снижение нагрузки на исполнителей.
Если бы "Аракс" выступал только с сольными концертами, то его звезда закатилась бы много раньше.

В чем была выгода филармониям?
К одному кассовому артисту они могли прицепить целый табун его маловостребованных коллег и тем самым загрузить их стабильной работой для выполнения своего финплана.

И последнее, эстрадному ансамблю разрешение на сольное отделение может дать только Министерство культуры союзной республики ( в нашем случае Минкульт РСФСР), а сольный концерт в двух отделениях может дать и только в исключительных случаях Министерство культуры СССР по ходатайству Министерств культуры союзных республик и по представлению Государственной тарификационной комиссии при Министерстве культуры СССР.
Таким образом в нашем случае организации, к которым принадлежал "Аракс" (МОФ и МК РСФСР) не могли самостоятельно дать ему сольный концерт в двух отделениях. Теоретически они могли бы инициировать эту процедуру перед МК СССР, но по факту они в этом не были заинтересованы.

Вот эти доводы и объясняют причину, по которым "пресловутый худсовет" никак не мог (читай "не хотел") принять сольную программу "Аракса", но при этом не имел никаких претензий к отделению.

В качестве примера вспомнил рассказ С.Беликова, как его завали в Росконцерт сразу после ухода из "Аракса" в 1981 году:
-После того как прошла информация, что Беликов покинул "Аракс" мне звонили: Шуфутинский, Слободкин и, естественно, Маликов. И в этот же момент меня вызывают боссы Росконцерта:
-Сережа, вы человек раскрученный и мы предлагаем вам работать у нас. Мы вам делаем ОТДЕЛЕНИЕ и вы начинаете сольную карьеру, работая на стадионах и других крупных площадках.

Продолжение