Вокально-Инструментальная Эра (1960-1988)
www.via-era.narod.ru

Георгий Симонян.

Но пока дело не пошло…

(июнь 2015)
1

1. "Краяны".


Виталий Зайков.

-Виталий, мы знакомы наверное лет восемь, поэтому давай на «ты»?

Конечно.

-Ты родился в Полтаве?

Рядом с Полтавой, в поселке Белики. Это Гоголевская Малороссия, где говорят на очень мягком украинском языке, и где живут очень доброжелательные люди.
Я родился в 1958 году, а мой старший брат в 1949 году в Молдавии. Наш отец был медиком, прошел всю войну и тогда работал в Молдавии. Но, что интересно, сразу после войны отец оказался в Ленинграде и даже играл вратарем в структурах ленинградского «Динамо», где познакомился с Виктором Набутовым, на тот момент тоже вратарем, а впоследствии ставшим теле и радиокомментатором.
Кроме того, отец всю жизнь очень здорово играл на баяне. И именно отец сподвиг меня на учебу в музыкальной школе. Учился я по классу кларнета. После окончания музыкальной школы у меня возникла дилемма - куда идти дальше? По музыке или по медицине? Отец посоветовал идти в музыку. И я поступил в Полтавское музыкальное училище.
В то время я имел возможность посещать, как концерты классической музыки, так и эстрадные концерты. К нам в город приезжало очень много различных коллективов из Польши, Венгрии, Югославии, Испании. Я практически не пропускал эти выступления. Марыля Родович, Чеслав Немен, Червоны гитары … Все это мне очень нравилось.
Ну и, конечно же, очень нравились западные группы – Битлз, Лед Зеппелин. А когда вышла рок-опера «Иисус Христос – суперзвезда» - это была просто школа.

-А из отечественной музыки?

Самый тяжелый удар нанесли, конечно, «Веселые ребята» (смеется).Кроме того, я стал играть в ансамбле на танцах. В Полтаве есть парк под названием «Победа», а в нем была большущая танцплощадка. Там мы и играли. Ансамбль назывался «Сирена», его создал барабанщик Вадим Ивкин. Я играл на саксофоне и на бас-гитаре.

ВИА «Сирена» 1975 год.
Сергей Ракецкий - труба, Виталий Зайков - саксофон, Геннадий Готфрид - саксофон, Виталий Бездельный - вокал.

-Когда ты успел освоить саксофон?

В музыкальном училище. И тогда же освоил бас-гитару. Бас-гитара мне всегда нравилась, это «мой» инструмент. Я взял ее в руки и…всё. Сразу пошло и очень легко.
Училище я закончил весной 1977 года и решил поступать в Донецкую консерваторию. Донецк считался джазовым городом и атмосфера там мне очень нравилась. И тут мне подвернулась халтура – работа в оркестре «Киевского цирка на сцене». На все лето я уехал в Крым с этим коллективом зарабатывать деньги.
Вступительные экзамены я, разумеется, пропустил. После гастролей я вернулся в «Сирену». А в октябре 1977 года мой знакомый Дмитрий Данин (настоящая фамилия – Магазаник) поведал мне, что его пригласили в филармонический ансамбль «Краяны» вторым клавишником, и предложил пойти мне вместе с ним. Ребята из «Краян» знали, что мы знакомы с Даней и предложили ему поговорить со мной. А я уже был в курсе, что в «Краянах» не совсем здоровая обстановка, и, что назревает конфликт коллектива с руководителем и бас-гитаристом Анатолием Пащенко. Я согласился.
Мы сели с Даней в поезд и поехали в Москву. «Краяны» заканчивали гастроли в Москве и должны были выезжать по маршруту Ярославль – Углич – Владимир. В Москве «Краяны» выступали в ДК им. Зуева, где их и услышал Максим Дунаевский. Ему очень понравилось, как ребята играли. Синтезаторы, RhodesPiano, которых тогда в Союзе было всего несколько штук. Максим познакомился с ребятами, сказал, что сейчас работает над музыкой к фильму «Д*Артаньян и три мушкетера» и хотел бы, чтобы именно они записали песни к этому фильму. Набросал ноты пяти или шести песен и передал ребятам. Когда мы с Даней присоединились к ребятам, то потихоньку стали репетировать то, что предложил Дунаевский. В Ярославль Максим Дунаевский приехал вместе с Дмитрием Атовмяном, который делал аранжировки. И как-то все легко пошло. Мы почувствовали, что это наша музыка. И Марек Айзикович предложил заняться этим серьезно…

-Ты с Даней работали в концертах ансамбля?

Нет, на концертах ребята работали в прежнем составе. Но каждое утро мы репетировали составом без Пащенко. И было понятно, что наше появление в концертном составе дело времени.

«Краяны».
А.Лебедев,О.Шеременко, М.Айзикович, В.Приходько, Н.Лепский, А.Пащенко.
Фотография из журнала "Ранок".

-Какова была роль Дмитрия Атовмяна?

Они с Максимом старые друзья. Дмитрий был аранжировщиком, дирижером, трубачом. Он принимал участие практически во всех записях. Прописывал трубу, вокал, делал аранжировки.

-Кто делал аранжировки к музыке, написанной не Дунаевским?

Олег Шеременко, Дмитрий Данин или сообща делали.

-И как были восприняты в коллективе аранжировки Атовмяна? Они были другими?

Мы все нормально восприняли. Можно сказать, легло. Атовмян был всегда на острие музыки, был передовым, что ли. Равных ему и сейчас нет. Сесть и за столом написать аранжировку – это очень круто. Он знал все инструменты, их строй и т.п. Нас все устраивало.

-Давай поговорим о музыкантах, которые тогда работали в ансамбле?

Марк (Марек) Айзикович – вокалист и моральный лидер коллектива, Олег (Феля) Шеременко – клавишник, обладатель RhodesPiano, саксофон, флейта, тромбон, аккордеон, Николай Явир – гитара, вокал,Валентин (Валек) Приходько – ударные,Александр Сиренко – бас-гитара (он работал непостоянно), Николай Лепский – гитара, вокал, Александр Пащенко – художественный руководитель и бас-гитарист.
Тут надо немного вернуться к предыстории. В Полтавской филармонии работал коллектив под названием «Дивертисмент», в котором работали Шеременко, Приходько, Явир, Сиренко и Леньков. После ухода Владимира Ленькова в «Червону руту» к Софии Ротару, и появления Марека Айзиковича и Анатолия Пащенко, ансамбль сменил название на «Краяны». Какое-то время там работал и брат Пащенко – Александр. Он был гитаристом и флейтистом.
ВИА «Дивертисмент»:
Приходько, ?, Сиренко, ?, ? Явир, Шеременко, ?

-Что было дальше?

Мы вернулись из поездки в Москву. Дунаевский договорился с ДЗЗ и мы поехали записываться. Но что-то пошло не так, появился какой-то дискомфорт. Да еще и оркестр кинематографии рядом репетировал. И мы решили ехать записываться в Полтаву. Мы объяснили Максиму, что в Полтаве на радио есть такой звукорежиссер Леонид Сорокин, и с ним у нас все получится.
Приехали и сразу записали «Пора, пора порадуемся». Дунаевскому очень понравилось, но… наш вокал его совершенно не устроил. У всех наших вокалистов был малоросский акцент с фрикативным «г». Для фильма это никак не подходило. Короче говоря, мы записали всю музыку для «Мушкетеров» и Максим забрал все записи в Москву. Он сразу сказал, что придется накладывать другие голоса на нашу музыку и на наши бэки. И, как мы знаем, вокальные партии записали артисты во главе с Боярскими и солисты ансамбля «Коробейники». Максим в итоге все вокальные партии записал на ДЗЗ. Но, что интересно, до 1985 года Максим Дунаевский ездил в Полтаву на радио записывать свою музыку.

-Что ты записал к фильму?

Партию бас-гитары, саксофон, кларнет. Это все мое.


Продолжение