Вокально-Инструментальная Эра (1960-1988)
www.via-era.narod.ru

Георгий Симонян

Игорь Никитин:
ансамбль должен петь только свои песни...

(ноябрь 2011 г.)
2

2. "Акварели".


Ансамбль п/у А.Тартаковского:
Игорь Никитин, Александр Тартаковский, Виталий Майхольд, Александр Ильин и Вячеслав Сидельников.

-Как родилась идея создать вокально-инструментальный ансамбль?

У Тартаковского был товарищ Сергей Христофорович Мелик. Он работал на руководящей должности в Москонцерте. И вот однажды они встретились, пообщались. Кстати, я тоже присутствовал на этой встрече. Алик сказал Сергею Мелику, что нам надоело от кого-то зависеть и надо что-то менять. Мелик, в свою очередь, предложил Тартаковскому создать вокально-инструментальный ансамбль и пообещал всяческую поддержку. Пообещал аппаратуру, инструменты, репетиционную базу и так далее.

-Откуда появилось такое название – «Акварели»?

У Тартаковского было много идей насчет названия, ему многие советовали. Но это название появилось спонтанно. Однажды Алик пришел на репетицию и объявил, что будем называться «Акварели». Под влиянием песни Бориса Рычкова, которая так и называлась.
На мой взгляд, самое удачное название среди ВИА – это «Самоцветы». Причем, придумано это было не Ю. Маликовым, не Э.Кроликом, а просто слушателем, который позвонил на радио. Это было после первого эфира, когда Юрий Федорович предложил радиослушателям самим придумать название коллективу. Гениальное название! Не могу сравнить его ни с названием «Песняры», ни с «Веселыми ребятами».

-Давайте вспомним, кто был в первом составе «Акварелей»?

Александр Тартаковский – рояль, Владимир Макеев – ударные, Виталий Майхольд (он поменял свою фамилию и стал Поповым) – бас-гитара, Игорь Никитин – саксофон. Саша Ильин – единственный из джазового коллектива, кто не пошел с нами в «Акварели». Правда, он позже все-таки пришел в «Акварели», после моего ухода.
"Акварели":
Каплинский, Никитин, Титов и Мухатаев.

Появились Эдуард Титов – трубач старой закалки, Саша Мухатаев – клавишник и певец, Паша Каплинский – тромбон. Саша и Паша были очень большими друзьями.

-У Мухатаева интересный голос?

Потрясающий вокал. И музыкант он очень интересный. Он шел каким-то необычным путем. Самые лучшие воспоминания как о профессионале. Хотя, характер у Саши довольно сложный. Но я знал, что он останется в музыке, он просто рожден музыкантом.
Чуть позже пришла на прослушивание очаровательная девушка – Марина Райкова. Она работала в клубе, где у нас была репетиционная база. Это ДК завода «Знамя» в районе Савеловского вокзала.
Надо заметить, что для Тартаковского было не очень важно наличие профессионального музыкального образования. Если он видел, что человек талантливый, то брал его в коллектив. Так вот, Марина исполнила арию Марии Магдалины из оперы «Иисус Христос – суперстар». Великолепно! Молоденькая, с хорошими внешними данными, с прекрасным голосом. Очень хорошо смотрелась. Жаль, что в дальнейшем Марина не вышла в разряд звезд эстрады. Все данные для этого были.
Вторым барабанщиком был Геннадий Турабелидзе…

-Откуда эта идея – два барабанщика?

Это Алика идея.
Вообще, Володя Макеев хороший барабанщик, но при этом слабость была у него. Понимаете какая? Все шутки и веселые истории в «Акварелях» были связаны именно с Макеевым. Они были неразлучными друзьями с Аликом Тартаковским.
Некоторое время, в самом начале творческого пути с нами работал прекрасный трубач Володя Чижик. Но как-то быстро отбыл на ПМЖ в Штаты. Там удачно женился и, по-моему, оставил музыку.
Также в первом составе работал Андрей Оснас. Большой умница, прекрасный музыкант. Он пел, играл на клавишных. А несколько номеров в концертах, когда он выходил с гитарой и пел, вообще на «ура» проходили. Алик подсказал ему тему романса. Насколько я знаю, позже Андрей работал в руководстве МОМА.
Еще в составе были братья Сидельниковы. Один был гитаристом, второй – звуковиком. Солистом был Коля Жибров. Хороший парень, такой худенький. Неплохо пел.
Чуть позже пришел очень крепкий гитарист и певец Леша Игумнов, следом за ним появился громогласный певец Толя Визиров.
"Акварели":
Каплинский, Никитин, Румянцев, Райкова, Оснас и Попов.

Еще в первом составе был Николай Румянцев, который не пережил страшное лето 2010 года…
С ним была интересная история. Он пришел сначала рабочим, что-то там таскал. Но внешний вид у него был совершенно не рабочим: благородная внешность, красивый парень из интеллигентной семьи. Недаром у них с Мариной Райковой завязался роман. Оба красивые, интересные. Так вот, Коля ходил, что-то напевал, а Алик услышал. Попросил спеть, Коля спел. Тартаковский понял, что это талант. Коля стал петь и играть на гитаре в ансамбле. Друг Тартаковского великий композитор Юрий Саульский принес песню «Потеряешь – я найду». Честно говоря, когда Румянцев ее записывал в студии, то я просто заслушивался его голосом. Очень красиво пел.

-И еще была одна солистка Тамара Джиба?

Тамара была супругой выдающегося джазового музыканта Михаила Цуриченко. К сожалению, о нем мало что было известно широкой публике. Тамара - прекрасная джазовая певица, очень хорошо пела в ансамбле. Но знаете, так бывает. Великолепный голос, а успеха у публики нет.
Все-таки, это очень большая и сложная работа – создание ансамбля. Но, с другой стороны, популярность была сумасшедшей.

-Гастролей много было?

Гастролировали очень много. В общей сложности я лет 25 проездил. У меня две дочки родились, когда я был в поездках. Не мог их встретить из роддома….
Вот был случай. Мы приезжаем в Кисловодск на несколько концертов. У Александра Тартаковского, как известно, консерваторское образование. И по консерватории он был знаком со знаменитым скрипачом Гидоном Кремером, у которого тоже были концерты в Кисловодске. Они встретились, прекрасно пообщались. На дневном концерте мы с Аликом наслаждались его мастерством. А вечером - у нас концерт. На концерте великого скрипача в зале 20 человек, а у нас постоянно аншлаги. Такие парадоксы!

-Кто делал аранжировки в ансамбле?

Алик Тартаковский много делал. У Алика был друг – Юрий Рычков, брат композитора Бориса Рычкова. Он тоже писал аранжировки.
Иногда писали сами композиторы, иногда некоторые музыканты. Получалась довольно разнообразная палитра.
Тартаковский обладал невероятной харизмой, его все любили, и, конечно же, помогали ему. Многие композиторы приносили ему свои песни.
Уже позже, работая в «Пламени», я понял, что ансамбль должен петь только свои песни, оригинальные. И именно этими песнями ансамбль запоминается. А в «Акварелях» мы исполняли много вторичного материала. То есть песен, спетых уже другими ВИА.
Мы пели несколько песен Бориса Рычкова:«Беспечальная», «Акварели», «Любовь – огромная страна». Последняя - очень хорошая композиция, игралась приятно, но почему-то на концертах не производила яркого впечатления на публику. Все-таки, это была песня «Веселых ребят», и исполнили они ее очень хорошо. Это к разговору о том, «своя» песня или «не своя».
А «Веселые ребята» для меня это ансамбль номер один. И Паша Слободкин - великий руководитель.
Продолжение
Сайт управляется системой uCoz