Вокально-Инструментальная Эра (1960-1988)
www.via-era.narod.ru

Валерий Колпаков.

Другая история.

(апрель 2012).

6

Глава 5.
Ободзинский и Фурцева (1970-1974).

По общепринятой сегодня версии отношения певца и министра не сложились. Екатерина Алексеевна Фурцева невзлюбила Валерия Владимировича Ободзинского.
Екатерина Алексеевна Фурцева

Как же это произошло и почему? Сам Валерий так рассказывал об этом:

... так случилось, что огромный тираж пластинок завод выпускал, и Фурцева пришла… Ну, это тоже, опять же, случай такой… Пришла товарищ Фурцева на завод, начала ходить по цехам, а весь завод печатал мой диск, мои пластинки. Как гибкие, как… Виниловые, так же и гиганты. И везде. И она психанула и ушла с завода. Ей это не понравилось. И - решили прикрыть. А я-то, практически, за ту пластинку, которая ей не понравилась, получил 150 рублей. По тем временам. А государство заработало от меня - вышел 13-14 миллионов тираж пластинок был… ну, представляете, сколько государство заработало, и сколько я заработал. Я-то честно заработал. Государство получило от меня огромные миллионы - миллионы! - рублей. Два шестьдесят стоила тогда пластинка…
Интервью с Валерием Ободзинским для «Радио России».Передача «Посиделки у Елены».21.04.1996.

Вспоминаю такой момент: пришла Фурцева как-то вручать Апрелевке...эээ...орден, заводу. Ну и она пришла после...значит, вначале у неё была речь там, на заводе, а потом она пошла по цехам. Спрашивает: "Как вы живёте, что вы печатаете?" - "Мы печатаем пластинку Ободзинского." Идёт дальше: "Как у вас? Что вы печатаете?" - "Пластинку Ободзинского." Она, везде, кого не спрашивает, говорят: "Пластинку Ободзинского."
Интервью для передачи с фестиваля "Золотой шлягер" (ноябрь 1996)

Сначала несколько уточнений и дополнений к словам Валерия:
1.Апрелевский завод никогда гибкие пластинки не выпускал.
2.Упоминание этого события в контексте с орденом, позволяет нам совершенно точно сказать, что это было в 1970 году. В год 100-летия вождя мирового пролетариата Апрелевский завод грампластинок был награжден Орденом Ленина.
3.Стоимость пластинки - гиганта, о которой идет речь (33Д-028841-2 ) никогда не была 2 р. 60 коп. Она стоила 1р. 85 коп. в индивидуальном конверте и 1р. 60 коп. в общем конверте.

Индивидуальный конверт диска Апрелевсого завода с номером: 33Д 028841-2 (1970 г.).

Сам диск Апрелевсого завода с номером: 33Д 028841-2 (1970 г.) .

Кроме того на фото видно, что на индивидуальном конверте еще написано "Апрелевский завод грампластинок", а на самом диске уже "Апрелевский Ордена Ленина завод". Это позволяет нам сделать вывод, что первый тираж этой пластинке выходил в начале 1970 года в индивидуальном конверте, а уже последующие тиражи стали выходить и в общих конвертах тоже. Видимо, полиграфические мощности не справлялись с возросшимся обьемом.
Индивидуальный конверт повторного тиража диска
с номером: 33Д 028841-2 (1970 г.) Апрелевсого завода.

А вот что из случая на Апрелевском заводе сочинил Стронгин, а за ним начали повторять все, кому лень думать:

Постепенно, но методично выполняя свою норму, Фурцева добралась до подчинённого её министерству единственного в стране Апрелевского завода грампластинок...
Очутившись в помещении первого цеха...и бросила... взгляд на наполненный доверху пластинками большой картонный ящик. «Советские и зарубежные песни в исполнении Валерия Ободзинского»,- прочитала она на обложке верхней пластинки... "Конец месяца, гонят план...", -решила Фурцева, поднимаясь на второй этаж завода, и остановилась посреди цеха, увидев конвейер, бесконечно доставляющий к ящикам пластинки с молодым... лицом на обложке, с уже увиденным внизу названием.
-Что вы делаете?-нервно заметила Фурцева директору завода.
-Гоним Ободзинского! - радостно доложил он.
-Какой тираж?
-Поболе миллиона. Кажется. Я сейчас выясню точно.
–Не надо...
-Кто дал разрешение-спросила Фурцева, покаывая на ящики.
- Магазины попросили. Очень популярный певец. А записала фирма «Мелодия». Всё, как положено, — оправдывался директор.
— Так что, как быть? Какие будут указания?»
- Никаких,-криво улыбнулась Фурцева, я разберусь...


Фантазия автора расцвела в этом фрагменте особенно кучеряво.Однако, мы ее сильно уменьшим.
1.Апрелевский завод грампластинок не был единственным в стране заводом грампластинок.
2.Пластинки «Советские и зарубежные песни в исполнении Валерия Ободзинского» никогда не существовало.
3.Вопрос директору завода:
-Кто дал разрешение?,- министр задать не мог, потому что это ей хорошо известно. Это известно было любому министру, в ведомстве которого есть производственные предприятия.
Это не известно только "писателям".
План фирме "Мелодия" спускало Министерство культуры. А фирма "Мелодия" распределяла его между своими предприятиями по обьему и ассортименту.
И министр Фурцева это отлично знала.
4. Ответ директора не менее глуп, чем вопрос и по этой причине не мог быть таким:
-Магазины попросили... А записала фирма «Мелодия».
Апрелевский завод никогда с магазинами не общался. И их просьбы не выполнял.

Расскажу случай.
Приезжает министр какого-то там машиностроения на завод своего министерства "Ростсельмаш". Заходит в первый цех и видит, что там собирают комбайны "Дон-500".
-Кто разрешил?,- грозно спроил министр.
А директор завода ему отвечает:
-Колхозы просили. Очень популярный комбайн. А сделал его завод "Ростсельмаш".
Все, как положено.

Могло такое быть в советское время?
НЕ МОГЛО!

Фото подаренное Валерием
Нине Бродской с надписью:
"Нинуля береги горлышко".

Продолжим изучение взаимоотношений Фурцевой и Ободзинского в изложении Стронгина.

Фурцева повонила в Управление культуры.
-Кто у вас выступает в Театре эстрады? Вы знаете? Некто Ободзинский!
По форме вопроса и строгому голосу министра начальник управления догадался, что она недовольна происходящим.
-Поёт день? Два? Сколько?! - спросила Фурцева.
-Месяц, — признался начальник, — точнее, двадцать семь дней.
- Он лауреат? Народный артист? У нас Райкин столько не работает в театре!
- Понимаете, Ободзинский безумно популярен у зрителей, — оправдывался начальник.
– Нам зритель не указ. Мы должны воспитывать народ. Сократите число концертов Ободзинского!
- Сейчас свяжусь с театром и перезвоню вам. Доложу обстановку, - сообщил начальник и спустя несколько минут сообщил Фурцевой что почти все билеты на концерты Ободзинского проданы. Осталось двадцать - сорок билетов на самые последние дни.
Начальник интересуется тем, что такое натворил певец... и по какой причине надо снимать его концерты.
Фурцева в замешательстве и отвечает односложно:
-Надо.


Выступать 27 дней подряд в 1970 или 1971 году в Театре Эстрады Ободзинский, вряд ли, мог. Надо учесть, что за 27 дней он ведь дал не 27 концертов, а гораздо больше. Несколько концертов в день - было нормой.
То есть, он мог бы это сделать по факту, учитывая свою популяность. Но вот ничего подобного ни у кого из любых эстрадных артистов или ансамблей НИКОГДА не было.
Ни один самый популяный ВИА НИКОГДА на одной точке (плащадке) не работал 27 дней подряд.
Я специально пообщался на эту тему с разными музыкантами ВИА. Никто, ничего подобного, даже далеко от Москвы, даже в период самого могучего "чеса", не смог припомнить.
А ведь это было в Москве на главной концертной площадке города!
Под боком у всякого-разного начальства!
А ведь все его "исследователи" пишут, что его власти не любили!
Как же тогда человек, не любимый властями, смог получить главную концертную плащадку Москвы на такой срок?
Этого никогда, никакому, самому любимому властями исполнителю, не удавалось!

Более того, ни в 1970, ни в 1971 году и до момента ухода из Донецкой филармонии в апреле 1972 года Валерий Ободзинский не выступал в Москве.
Олег Кичигин (с 1969 до 1972 года работал бас-гитаристом в аккомпанирующем ансамбле В.Ободзинского):
В январе 1970 года мы приехали в Москву на гастроли, сидели в гостиннице "Украина", но так и не выступили, уехали. Нам не разрешили работать в Москве. Потом еще осенью 1970 года мы с Валерием приехали для участия в IV Всесоюзном конкурсе артистов эстрады. К нему мы даже не готовились, было понятно, что если Ободзинский выступит, то 1 место ему обеспечено. Но принять участие в конкурсе ему не удалось.
-А вообще за период твоей работы у Ободзинского выступления в Москве были?
Я работал с ним до его ухода из Донецкой филармонии и в этот период мы ни разу не выступали в Москве.


В своих воспоминаниях сам Ободзинский ничего не говорит о том, Фурцева запретила выпуск его диска. Зато у "писателей" этот факт уже присутствует:

Первая же пластинка Валерия Ободзинского, которая вышла в конце 60-х, сразу же стала раритетом. Было продано 13 миллионов экземпляров, государство заработало на них около 30 миллионов, а певец - 150 рублей. Один эпизод уже стал легендой. Однажды апрелевский завод "Мелодия" посетила министр культуры Е. Фурцева. Поинтересовалась в одном цехе, что печатают? "Пластинку Ободзинского". Зашла в другой с тем же вопросом и услышала тот же ответ. "У вас что, весь завод на одного Ободзинского работает?" - возмутилась Фурцева. - "Что вы! На втором этаже мы печатаем классику", - ответил директор. Но когда и на втором этаже министр обнаружила в работе тираж пластинки Ободзинского, она просто наложила на нее запрет. А могли бы еще несколько десятков миллионов заработать...
(газета "Вечерний Донецк", 20.01.2012 )

Екатерина Алексеевна Фурцева

Не могла Фурцева наложить в тот момент на пластинку запрет.
Кто представляет производственный процесс на советском предприятии, тот поймет меня.
Кроме того можно легко просчитать, а был ли вообще на эту пластинку запрет.
Выпускалась она около 3-х лет с 1970 по 1973.
Тираж 13 миллионов.
То есть, в год 13 000 000/3= 4,33 миллиона дисков.
Гигантская цифра для одного исполнителя с учетом мощности всех заводов фирмы "Мелодия" на всей территории СССР!
Для сравнения тираж самого популярного первого гиганта "Веселых ребят", который никто никогда не запрещал - 11 685 000.

При этом, если мы посмотрим Дискографию Ободзинского, то увидим, что примерно с сентября 1971 (33 ГД-0002583) до марта 1973 (33 ГД-0003389) он не записал на "Мелодии" ни одной новой песни.
Почему?
Что или кто запретил Ободзинскому в конце 1971 года общение с "Мелодией"?
Фурцева после посещения Апрелевского завода грампластинок?
Возможно.
Все нынешние "писатели" утверждают, что она его не любила.
А что, именно в 1973 году эта "нелюбовь" закончилась?
Или Екатерину Алексеевну лишили министреского портфеля?
Нет!
Она оставалась министром до 25 октября 1974 года.
Тогда, кто?
И вот тут на свет появляется одна таинственная личность- Алексей Иванович Попов.
Продолжение