История

Вокально-Инструментальная Эра (1960-1988)
www.via-era.narod.ru

Валерий Колпаков.

Как "уничтожались" записи.

(декабрь 2020).

Эта сладкая тема обязательно присутствует во всех рассказах о советском времени всех угнетаемых эстрадных артистов. В зависимости от степени их известности эти истории наполняются такими безумными событиями, что не понятно становится, как эти артисты вообще могли выступать.
Чем дальше уходит время от реального события, тем более фантастическим становится их изложение. Хотя еще живы люди, которые выдели всё это своими глазами или даже в них участвовали.
В связи с этим, я подозреваю, что большая часть очень давних событий, где реальных свидетелей уже не осталось, вообще происходили по-другому, чем нам их преподносят.
В качестве примера приведу фрагмент одной современной "версии" жизни певца Валерия Ободзинского:

-Судьба артиста в то время зачастую зависела не только от его таланта, а и от представлений о прекрасном великой Фурцевой, тогдашнего министра культуры СССР. Валерий Владимирович, к сожалению, не избежал участи тех, кто раздражал Екатерину Алексеевну. Однажды министр нанесла визит на завод фирмы «Мелодия», прошлась по цехам, где в производстве была лишь одна пластинка. Это был диск Валерия Ободзинского. Фурцева была вне себя от гнева: «У вас что, весь завод на одного Ободзинского работает?!» По распоряжению властной Екатерины Алексеевны все пластинки исполнителя размагнитили.

Как можно было размагнитить пластмассовые диски, изготавливаемые путем механической штамповки?
Вот таков сегодняшний уровень многих "историков".

А теперь вернемся к реалиям советской эпохи.
Чтобы понять откуда пошли рассказы про "размагничивания эстрадных записей" неугодных артистов, надо погрузиться в советский период истории Радио, ТВ и фирмы грамзаписи "Мелодия", ибо в нашем дальнейшем повествовании именно они будут определять все происходящие события.

Итак.
История.

16 мая 1957 года в соответствии с Постановлением Совета Министров СССР был образован Государственный комитет по радиовещанию и телевидению при Совете Министров СССР.
Кроме центрального радиовещания и Центральной студии телевидения в его систему входила также широкая сеть вещательных организаций: 14 комитетов союзных республик, 19 комитетов автономных республик, 125 краевых и областных комитетов и редакций, 183 городские и районные редакции. Таким образом, структура Государственного комитета по радиовещанию и телевидению к началу 60-х годов включала в себя 343 вещательные организации. Крупнейшей среди них было Центральное радиовещание.

Следующее ключевое событие в советском радиовещании приходится на 1960 год, когда Всесоюзное радио наконец становится круглосуточным. Объем вещания возрос до 77 часов 15 минут в сутки.
15 апреля 1963 года начала функционировать V (круглосуточная) программа Всесоюзного радио, предназначенная для советских людей, находившихся за рубежом, и для зарубежных слушателей, владеющих русским языком или изучающих его.
С 1967 года в стране стало развиваться трехпрограммное проводное вещание – у владельцев радиоточек появился выбор: на 1-й кнопке – I программа, на 2-й – "Маяк", на 3-й – комплекс разнообразных программ, литературно-художественных, музыкальных и детских художественно-просветительских передач, спектаклей, обозрений и т.п.

Москва, столицы союзных республик, а также более 10 городов ведут стереофонические передачи. В СССР самое крупное в мире проводное вещание — общая длина линий около 2 млн. км, свыше 200 городов имеют многопрограммное проводное вещание, 14 комитетов союзных республик ведут радиовещание по 3—4 программам.
Из 162 областных, краевых и окружных комитетов 113 ведут радиовещание на 2 и более языках (например, в Дагестанской АССР радиовещание на 9 языках). Собственное радиовещание ведётся также в крупных городах Советского Союза (196 городских редакций). Существует сеть фабрично-заводского радиовещания, радиовещания в вузах, НИИ, колхозах и на стройках.
В стране на 100 семей приходится (1975) 79 радиоприёмников и радиол; практически каждая семья в городе может принимать программы Всесоюзного и местного радио по проводам.
В 1977 общий среднесуточный объём радиовещания в Советском Союзе составил 1307 часов.
Наблюдается бурный рост доли музыкального вещания над информационным.

Такой прогресс наблюдается и с ТВ.
В 1947 регулярно начал работать Ленинградский телецентр. В 1951 создана Центральная студия телевидения.
В систему советского телевидения входят Центральное, республиканское и местное (краевое, областное) телевещание, используются передачи Интервидения и других зарубежных телеорганизаций. Телецентры в столицах союзных республик начали действовать с 1952. К концу 50-х гг. телевидение стало общесоюзным.
В 1962 было положено начало космическому телевидению первым репортажем с борта космического корабля «Восток-3», пилотируемого лётчиком-космонавтом А. Г. Николаевым. СССР стал родиной космовидения.
С 1967 стали регулярными передачи цветного телевидения. Подготовка и выпуск программ Центрального телевидения ведётся главными вещательными редакциями, главной дирекцией программ и Телевизионным техническим центром им. 50-летия Октября (ТТЦ). Аналогичные редакции (отделы) существуют на местных студиях. ТТЦ — крупнейший телецентр в Европе и один из крупнейших в мире.
Центральное телевидение ведёт вещание (1977) по 8 программам, 4 из которых предназначены для отдалённых районов страны. Советские приёмные станции космической телесвязи типа «Орбита» действуют в ГДР, ПНР, ЧССР, МНР, на Кубе.
Республиканское и местное (краевое и областное) телевидение ведут (1975) 130 программных телецентров. Местное вещание дополняет передачи Центрального телевидения. На 91 телецентре ведутся передачи по 2 программам, 3 программы имеются в 14 городах (Ленинград, Киев и др.). Студии Алма-Аты и Фрунзе ведут вещание по 4 программам. Во всех союзных и автономных республиках в программы включаются передачи на родном языке коренной национальности данной республики. Во всех столицах союзных республик, а также в Ленинграде, Волгограде, Свердловске, Новосибирске, Горьком, Саратове, Челябинске, Петрозаводске, Владивостоке и Перми готовятся собственные регулярные передачи цветного телевидения. Более чем в 700 городах принимаются цветные телепередачи. Успешно развивается внутреннее телевидение (главным образом в вузах, на предприятиях, в медицинских учреждениях).
В 1971—75 были построены 92 мощные передающие телестанции и значительно расширена сеть приёмных станций системы «Орбита». Телевизионным вещанием охвачена территория, на которой проживает 80% всего населения страны.
К началу 1976 три семьи из четырёх имели телевизоры.

В 1964 году образовалась Всесоюзная фирма грампластинок "Мелодия" объединив под своим началом все студии грамзаписи, заводы грампластинок и предприятия оптовой торговли грампластинками. Общий тираж грампластинок превышал 200 мл. шт. В структуре фирмы было 10 стационарных студий в разных городах и выездные студии с передвижной аппаратурой.
В стране была налажена централизованная торговля грампластинками в 35 тысячах торговых точках.

Студи звукозаписи были на всех киностудиях страны, которых было более 30.
Они же были на всех региональных теле и радио студиях. К середине 80-х гг. в стране работало около 120 местных теле- и 140 радиостудий.

Суммируя всё вышесказанное можно сказать, что записать свои песни авторы и исполнители могли на радио, ТВ, киностудиях, фирме "Мелодия" и даже в частных студиях.
Среди последних наиболее известны студии композиторов А.Зацепина и Д.Тухманова. Правда, там они работали только над своими песнями и, соответственно, вход туда другим композиторам был закрыт, но для поэтов и исполнителей он оставался. Впрочем, известен факт, когда Зацепин записал у себя песни другого композитора- Аллы Пугачевой.
Александр Зацепин и Алла Пугачева в студии Зацепина.


Теперь рассмотрим судьбы записанных песен в различных студиях.

1. Частники.

Что делал Зацепин со СВОИМИ записями известно только ему самому. Однако, уже в послесоветское время он выпустил такое большое количество своей музыки на разных носителях, что можно уверенно сказать, что большинство СВОИХ записей он сохранил. Да, даже, если бы он какую-то их часть размагнитил из идеологической вредности (к примеру) по отношению к Бродской или Ведищевой, то последние, уехав из страны, вряд ли в последствии возмущались таким поступком Зацепина.

2.Киностудии.

Композитор, работающий над музыкой к кинофильму, получал возможность записать её тон-ателье киностудии. При этом он сам решал кого взять в соавторы и кому предложить исполнение. Как правило, к фильму композитор пишет больше музыки, чем войдет в фильм, потому что режиссер обязательно что-то забракует. Соответственно, если в фильме предполагается песня, то пишется их несколько. Все расходы при этом оплачивала киностудия. Соответственно, все эти становиться собственностью киностудии и хранятся в её архиве. Однако и сам композитор делает копии всех фонограмм для себя лично, а если попросит исполнитель, то и для него.
Делается это для того, чтобы попытаться пристроить все эти песни (в том числе и не вошедшие в фильм) на фирме "Мелодия", ТВ или радио. Причем, желательно, сделать это во всех организациях. В случае удачи это приносит баснословный доход в виде авторских и потиражных отчислений.
В случае, если фильм (по любым причинам) не выходит в прокат и его "клали на полку", то оригинальные фонограммы фильма остаются в архиве.
И их НИКОГДА не размагничивали.

3.ТВ.

Здесь ситуация такая же, как и в случае с киностудиями. В Останкино были две отличные студии на первом этаже, где авторы и исполнители готовившие музыку для телепрограмм или телефильмов могли записать свои произведения. Рулили всем этим процессом редактора ТВ. От них зависело кто и когда получит эти студии для работы. По идее записать в Останкино "чужие" фонограммы было нельзя. Однако известны случаи, когда там были записаны фонограммы песен, которые потом послужили фирме "Мелодия" для выпуска грампластинки. Значит, при определенных условиях, сделать это было можно. Хотя бы, неофициально.
Все оригиналы записей, сделанные в студиях Останкино, хранились на ТВ.
И их НИКОГДА не размагничивали.

4.ФГЗ "Мелодия".

В состав фирмы входили 8 студий грамзаписи расположены в Москве, Ленинграде, Алма-Ате, Вильнюсе, Таллине, Ташкенте, Тбилиси, и Риге, имелись также 2 звукозаписывающих участка в Киеве и Ереване. Каждая из студий производила записи в своей зоне деятельности. Звукозаписывающие бригады каждой из студий постоянно выезжали для записи местных авторов и исполнителей.
На этих студиях записывались песни, отобранные для грампластинок. Там же можно было договориться неофициально о записях для собственных нужд. В качестве примера можно привести рассказ Валерия Дурандина, как он записывал свои песни на "Мелодии" ночами вместе со звукорежиссером Рафиком Рагимовым. Или историю от Виктора Харакидзяна о том, как он участвовал в записях песен, уезжающих за бугор Шнайдерманов-Капустиных.
Все официально записанные песни, оплачивались "Мелодией", и хранились в её архиве в виде магнитозаписей.
И их НИКОГДА не размагничивали.

5.Радио.

Наиболее мощный студийный комплекс Радио находился в Москве на улице Качалова. Это был ГДРЗ ( Государственный дом радиовещания и звукозаписи)- самый большой и самый лучший в СССР комплекс,состоящий из пяти студий звукозаписи, где было сделано огромное количество эстрадных записей.
ГДРЗ.

Кроме того в здании Гостелерадио на улице Пятницкой было ещё десять студий, включая студии иновещания.
Гостелерадио на улице Пятницкой.


Вот теперь мы вплотную подошли к теме "размагничивания" записей.
Самый большой фонд эстрадных записей хранился в ГДРЗ. Там же, где большинство из них и создавались. Каждая из них имела свой индекс. Этот индекс определял срок хранения этих записей в архиве.

Пленки, предназначенные для длительного хранения имели обозначение -Д для монофонических записей и ДКС (КС- канальная стерео) -для стерео записей. Записи с эти индексом хранились в архиве "вечно".

Пленки предназначенные для временного хранения имели обозначение -В для монофонических записей и ВКС -для стерео записей. Записи с эти индексом хранились в архиве до 5 лет.

Пленки с записями живого вещания имели обозначение -ЖВ для монофонических записей и ЖВКС -для стерео записей. Они хранились в архиве около месяца.

Пленки, которые переписывались с готовых записей, сделанных на "чужих" студиях (например, "Мелодии") или присланных оттуда имели обозначение -П для монофонических записей и ПКС -для стерео записей. Эти же записи временного хранения имели обозначение ПВ и ПВКС. Записи с эти индексом хранились в архиве до 5 лет.
Пленка (дубль) с записью диска "По волне моей памяти" с индексом ПКС, сделання звукорежиссером Н.Данилиным с оригинальной фонограммы фирмы "Мелодия".

А здесь на фото пленка (дубль) уже с индексом ПВ, сделанная с фонограммы представленной р/с "Юность". Скорее всего, туда она попала с ТВ или "Мелодии", а может и от кого-то из авторов.


Самые достойные записи шли в фонды ГосТелеРадио. Фондовые записи выполнялись с особой тщательностью и рассчитывались на долгое хранение в фонотеке с возможностью использования в радио и телепередачах. Все эти записи проходили через худсовет. И именно худсовет присваивал индексы Д/ДКС. Остальные записи попадали в категорию "временных" и им индексы присваивали редактора, которые их создавали или инициировали это создание.
После записи оригиналов фонограмм, делались их дубли, которые предназначались для массового использования в различных радиокомитетах по все стране. Этим же продлевали жизнь оригинальных фонограмм.
Пленка (дубль) с индексом ДКС.

Таким образом, все записи, которые не попадали в фонд, ждало по истечении срока хранения "размагничивание" вне зависимости, что на них было записано. Этого не избежал никто от Кобзона и Лещенко до Мондрус и Ободзинского. И в этом не было никакой идейной подоплеки, чтобы потом не говорили "обиженные" артисты.
Да, что там они! В архивах не сохранилось ни одной передачи с "Пионерской зорькой". Эта передача записывалась без предварительной подготовки. Ведущие из студии читали текст, на который, без дополнительного монтажа, накладывались заставки и музыка режиссером передачи. Поэтому "Пионерская зорька" имела индекс ЖВ.
Удивительно, что никто из её создателей не "пиарится" сегодня на эту тему, упирая на идеологию. Хотя тут есть, где им развернуться.
При этом, как рассказывают очевидцы, многие из записей временного хранения переживали намного пятилетний срок в силу разных причин. И в первую очередь, потому что за этим никто особо не следил.

Меня всегда интересовал сам процесс "размагничивания" записей. И вот однажды мне пришло письмо от одного бывшего звукооператора ГДРЗ по имени Дмитрий. И я спросил его, как этот процесс происходил?

-Размагничивались ленты на специальном "электромагнитном дросселе". Большой электромагнит был установлен в обычный "кухонный стол". Достаточно было положить на стол рулон ленты, и нажать на кнопку включения. Через несколько минут лента была полностью размагничена.

Кстати, Дмитрий консультировал меня и по другим вопросам деятельности ГДРЗ. За что ему отдельное спасибо.

А как же во всех этих организациях поступали с записями тех, кто оказался под статьей УК или покинул страну?
Да, очень просто.
Выходила директива о том, что записи таких-то авторов/исполнителей отныне в эфир не давать. Их записи из архива в работу больше не выдавали, а все рабочие копии подлежали стиранию. Что-то стирали, а что-то расходилось по рукам. Записи временного хранения по истечении своего нормативного срока стирались, а все фондовые оставались не тронутыми.

Когда началась "перестройка", все архивы открылись, и оттуда хлынули большим потоком "уничтоженные" записи "борцов с режимом".