Вокально-Инструментальная Эра (1960-1988)
www.via-era.narod.ru

Школа мастерства.


Ищи свою ПЕСНЮ

Интервью с руководителем вокально-инструментального ансамбля «Самоцветы» Юрием МАЛИКОВЫМ ведет наш корреспондент ВАЛЕРИЙ ХАЛОНЕН.

(журнал "Клуб и художественная самодеятельность" 1974?)

— Юрий Федорович, вам, очевидно, приходилось встречаться с участниками самодеятельных вокально-инструментальных ансамблей? Какое впечатление они производят на вас?

— Куда бы мы ни приехали, в любом городе ребята просят их послушать, высказать свое мнение, посмотреть их. Ну, те любители «биг-бита», которые исполняют песни только на иностранном языке, они нас не тревожат, даже не ходят на наши концерты. А мы, между прочим, используем все приемы советских и зарубежных бит-групп, все эффекты, которые позволяет получить высококачественная аппаратура. Поем такие песни, которые не уступают ни по аранжировке, ни по гармонической структуре самым современным требованиям, но исполняем только на русском языке. Очень многие самодеятельные бит-группы копируют пластинки, пытаются подражать тому, что популярно на Западе. Петь в чьей-то манере и не на русском языке, действительно, легче, но это освобождает от творческого процесса, без которого я не мыслю дальнейшего совершенствования мастерства, движения вперед.

— То есть можно сказать, что предпосылки успеха как самодеятельного, так и профессионального ансамбля в выборе репертуара, отвечающего внутреннему настрою, ощущению, свойственному только его участиикам ?

— Да, конечно. Вот, например, в Смоленске я слушал один самодеятельный ансамбль. Внешне, когда я его увидел, он мне не понравился. Какие-то в нем оказались не очень симпатичные, лохматенькие, непричесанные ребята. Исполняя первую вещь, они чересчур волновались, пели с детонацией, интонационно неточно, фальшиво. После второй, третьей песни успокоились, выстроились. Потом я их вызвал на тот же разговор: спойте что-нибудь наше, советское. Эти-то песни оказались лучшими из всего того, что они показали.
— Вот пример. В Иркутске один юноша попросил, чтобы я его послушал. Он рассказал, что поет в народном хоре при Дворце культуры и выступает как солист в вокально-инструментальном ансамбле. В нем оказалось интересное, на мой взгляд, лирическое начало. Первые песни он исполнил на иностранном языке. Я его спрашиваю:
«А на русском ты, что — ничего не знаешь?»
— «Нет, — говорит, — знаю, но не все слова помню».
— «Ну, ты попробуй».
Начал «Дрозды». И тут в нем обнаружилось столько непосредственности, которая совершенно не проявлялась тогда, когда он пытался петь на итальянском и английском языках. Он оказался интересен именно в том, чего стеснялся, то есть в том, что было ближе его натуре, его сути, даже его внешнему виду.
Об этом я напоминаю и участникам «Самоцветов», своим исполнителям, когда они пытаются взять в репертуар что-то такое, что не совсем присуще нашему направлению.

— На одной из ваших пластинок записана «Чаривна бойкивчанка». Теперь ее знают многие. Расскажите, как она появилась в вашем репертуаре.

В прошлом году мы были на гастролях во Львове и выезжали на концерт в Трускавец. Там подошел к нам один молодой человек и, представившись самодеятельным композитором, попросил послушать его песню. Но в концертной суматохе между отделениями как следует сделать этого не успели. Я говорю:
«Ладно, оставьте клавир. Приеду домой — посмотрю».
Через некоторое время, когда мы стали подумывать о пополнении нашего репертуара, двое наших молодых гитаристов и говорят мне:
«Давай-ка мы ее посмотрим... что-то она нам запомнилась».
Когда стали разучивать, гармония нам показалась бедноватой (из-за чего упрощалась и мелодия), и мы решили уже по-настоящему сделать обработку того клавира, который дал автор. Затем попробовали ее спеть в концерте, причем как раз на Украине, в Днепропетровске. А когда песню записали и она лишь один раз прозвучала по радио, мы получили такое количество писем! .. Потом вышла пластинка, и «Чаривна бойкивчанка» сейчас пользуется большой популярностью.

— Понятно, что самодеятельность испытывает влияние профессионалов. Это видно из подражания, заимствования репертуара. А существует ли, обратный процесс?

— Когда в самодеятельности появляется какой-то яркий коллектив, то он напоминает профессионалам, что им надо идти дальше, идти вперед, чтобы не оказаться хуже артистов- любителей. Именно в этом соревновании, я считаю, и существует обратная связь, взаимодействие самодеятельного и профессионального искусства. К тому же, у нас в стране нет специальных учебных заведений, которые готовили бы кадры для вокально-инструментального жанра, поэтому мы черпаем свои силы и резервы из самодеятельности. Несколько человек и к нам пришло из любительских ансамблей.

— Какими критериями можно определить успех самодеятельного коллектива?

— Я считаю, успех сегодня имеет тот коллектив, который, во-первых, исполняет произведения, нравящиеся большинству. Во-вторых, — тот, который достиг определенного профессионального уровня. Если ребята плохо играют и фальшиво поют, то им, наверное, не следует выходить из своей репетиционной комнаты на эстраду до того момента, пока они не познают нотной грамоты, не научатся владеть инструментами, будь то саксофон, кларнет, флейта, гитара, орган или ударные, пока у вокальной группы не получится чисто хотя бы трехголосие.
Взялся за инструмент — значит, научись на нем сначала играть, хочешь петь — значит, надо предварительно выучиться этому.

— Но тем не менее в самодеятельности очень много коллективов,в которых музыканты вообще не знают нот и пользуются у своих сверстников 16—18 лет популярностью, исполняя западные шлягеры на никаком, так сказать, языке. Как вы можете объяснить это явление?

— Очевидно, здесь дело в том, что как только они запевают по-русски, то тут же обнаруживают все свои недостатки. Многие из них, уверен, и языка-то не знают. Если профессиональные исполнители пытаются выучить не только транскрипцию произношения, но и смысл иностранной песни, то самодеятельные певцы основываются лишь на музыке.
Они сами мне не раз признавались:
«Мы почему взяли эту песню? Потому что нам нравится мелодия. Она простая, в ней 5—6 аккордов, она легко запоминается, а слова нас не волнуют».
Значит, они даже не знают, о чем поют. От простоты, очевидно, и идет стремление иметь как можно больше подобных произведений. Из них они строят себе репертуар. Песни, естественно, похожи одна на другую — быстрая, медленная с однообразными аранжировками и ритмом.

— У профессионального коллектива большой выбор репертуара. Пишут для них композиторы, присылают песни самодеятельные авторы. А вот как быть самодеятельному ансамблю, для которого никто не пишет?

— Даже мы стараемся включить в концерт 5—6 своих песен. Значит, один из путей — собственные сочинения.

— К сожалению, у самодеятельных авторов они не всегда бывают удачны. И, как вы утверждаете, часто плохи именно тексты.

— Значит, нужно поискать. Сколько прекрасных стихотворных сборников выходит! Следовательно, самодеятельным авторам почаще нужно приходить в библиотеку, в книжный магазин, находить стихи современных поэтов, искать! Почитайте хотя бы последнюю книгу Расула Гамзатова: в ней очень много интересного. Но не нужно брать любительские стишки и из них делать песню. Раз ребята слушают различные группы, значит, у них есть большой запас музыкальных идей.
И зная русскую песню, они в этом плане могут что-то сочинить. Это не страшно, потому что просто брать фольклорную мелодию и давать ей чуждую обработку — вообще не лучший выход из положения.
Другой путь — изучать все группы, все ансамбли, но подходить к ним творчески. Плохо, когда самодеятельный коллектив перенимает с пластинок готовую аранжировку и исполняет ее от ноты до ноты. Могу привести в пример наш коллектив. Прежде чем сделать какую-то песню, сколько у нас бывает бессонных ночей, споров на репетициях, сколько мучений и поисков нужного аккорда! Далеко не всегда выходит так: взяли вещь и тут же сделали. Вспоминаю «Школьный бал». Нам пришлось потрудиться над ним месяца два, прежде чем он стал таким доступным и таким понятным. Легче всего скопировать его. А вы возьмите эту песню и придумайте свою аранжировку. Я не против того, чтобы исполнять чью-то вещь. Я против точной копии. Во всем должен быть творческий процесс, во всем должна быть какая-то индивидуальность, потому что легче всего подобрать тембр голоса, подобрать ту же тональность. Сделайте свою интерпретацию, но сохраните смысл произведения.
Для поездки на фестиваль в Берлин нам пришлось включить в программу «Как прекрасен этот мир». Мы переживали, что берем уже знакомую публике вещь и не мы первые ее исполнители. А потом, когда в нашей обработке она приняла вид,совершенно не похожий на вариант «Веселых ребят», Юрия Антонова и Татьяны Сашко, получили настоящее творческое удовлетворение. В нашей интерпретации она имела нисколько не меньший успех, чем у них. Всем тем, кто просит наши аранжировки, я говорю: «Вот вам мелодия, вот вам гармония, текст — делайте сами». Только такой подход к жанру поможет вокально-инструментальным ансамблям стать интересными и разносторонними, будет способствовать процессу дальнейшего совершенствования и исполнителей, и самой песни.

Прислал Александр Куликов.