Анна Салмина.

Вокально-Инструментальная Эра (1960-1988)
www.via-era.narod.ru

Георгий Симонян.

Анна из "оранжевого лета" .

(декабрь 2020)

1

Анна Салмина.

-Анна, расскажите о своей семье?

Мой папа – военный летчик. Москвич. Его перевели служить в город Николаев, где я и родилась.
Моя мама обладала голосом меццо-сопрано и очень хорошо пела. И как она рассказывала, что я, как родилась, так и начала петь. Потому, что когда она меня носила, то пела и «Аиду», и «Травиату». Так что было не удивительным, что я такой родилась.
В четыре года у меня определили абсолютный слух и отдали учиться по классу скрипки. Помимо скрипки я занималась на фортепиано и пела в хоре. В хоре я была солисткой и все песни, вроде «Орленок, орленок взлети выше солнца…» были моими. После 8-го класса я поступила в музыкальное училище, тоже по классу скрипки.

-Какими были ваши первые музыкальные увлечения?

Мой старший брат играл на музыкальных инструментах и интересовался зарубежной музыкой. Например, Beatles. Мой папа тоже увлекался, покупал пластинки. Причем пластинки был редкие, западных исполнителей. Я очень рано узнала, что такое Led Zeppelin, Дженис Джоплин, Cream, Rolling stones…
Позже я очень увлекалась такими командами, как Genesis, Yes, Grand Funk, Pink Floyd. В общем, мое музыкальное развитие было прозападным (смеется).

-А из отечественной музыки?

Интересовали группы, которые были тогда подпольными. Например, «Кузнецкий мост». Позже я сходила с ума по группе «Воскресение».

-Что было дальше?

Я пыталась поступить в Симферопольское музыкальное училище, но опоздала с подачей документов, и мне посоветовали сдать документы в Николаевское музыкальное училище, куда успешно прошла.
Когда я училась на первом курсе училища, то познакомилась с Кимом Брейтбургом. Он учился на теоретическом отделении на последнем курсе. На тот момент у него была группа «Гаудеамус» при НКИ (Николаевский Кораблестроительный институт). Позже при этом же институте будет создана группа «Апрель», в которой будут играть и петь братья Меладзе.
Ким обратил на меня внимание, когда я работала с группой «Шестое чувство». Он пригласил меня в свою команду. Из НКИ мы перебазировались в Дом Офицеров. Это было здание бывшей синагоги. Представляете, какая там была акустика! Ким тогда стремился к крупным формам, писал музыку на большие поэмы. Я ему помогала. Собрала талантливых ребят из нашего училища в камерный состав. В нем были виолончелисты, альтисты, контрабасисты, дудки. Все было очень серьезно. Это вам не «Два кусочека колбаски».

-Состав «Гаудеамуса» это будущий «Диалог»?

Нет, абсолютно нет. «Гаудеамус» был намного сильней. В нем играли замечательные ребята - Саша Семенов - барабанщик, Андрей Усатый – бас-гитара, Алик Соколиков – потрясающий певец. На гитаре играл Вадик Ботнарюк. Прекрасный музыкант. Потом он долгое время был директором АРС Игоря Крутого. К сожаленью, Вадика убили в 2008 году.
Получилось так, что я уехала летом на отдых в Крым, а когда вернулась, то узнала, что мы с Кимом остались вдвоем. Все ребята ушли. Почему? Тайна, покрытая мраком.
Ким Брейтбург очень сильный организатор помимо того, что он талантливый музыкант. Он быстро нашел новых музыкантов. Конечно, они были слабее тех, кто ушел, но, тем не менее, мы продолжали выступать и наши большие программы играли гитарист Виктор Литвиненко, бас-гитарист Виктор Радиевский, барабанщик Сергей Бобков.
А в это время в Николаевской филармонии работал вокально-инструментальный ансамбль «Поющие юнги». Руководителем коллектива был эстрадный артист, пародист Гарри Козулин. Огромнейшее влияние на этот коллектив имел импресарио Эдуард Смольный. Во многих его крупных проектах «Поющие юнги» принимали самое активное участие.
И вот однажды (это было в 1977 году) Гарри Козулин увидел наше выступление в Доме Офицеров. И он принял волевое решение – уволить почти всех музыкантов «Поющих юнг» и взять состав Кима. Из бывших музыкантов в составе остался вокалист Володя Купенко, некоторые музыканты из духовой секции и танцовщица Галина Козулина, супруга Гарри.

-Козулин был конферансье и пародистом?

Гарик делал такие потрясающие пародии, каких не делал никто. Смольный был просто в восторге от него. А его жена Галя была цирковой, танцевала потрясающе. Просто настоящая женщина - каучук.
Где-то полгода мы работали в составе «Поющих юнг». Смольный нас нагружал по полной. Устраивал по два и по три концерта в день. Работали, почти не отдыхая. Кстати, костюмером в «Поющих юнгах» была жена Володи Купенко Лариса. Она бывшая медсестра и однажды меня спасла от жуткого фурункула. Мы тогда работали в сборной программе по поводу открытия Дворца спорта в Калининграде, где принимали участие Алла Пугачева и Геннадий Хазанов. После этого концерта надо было перебираться в Киев. Но меня фурункул сильно беспокоил – страшно болела рука. А из Киева надо было ехать в Норильск. Лариса меня практически спасла.

-В это время ВИА «Поющие юнги» участвовал в конкурсах?

Да, мы приняли участие в эстрадном конкурсе в Запорожье. Но я совершенно не помню деталей этого события.

-Каким был репертуар ВИА «Поющие юнги»?

Я не очень представляю себе репертуар коллектива, который был до нас. А мы пели в основном песни Кима Брейтбурга и еще кое-что.

-На украинском что-то пели?

Ни одной песни. Николаев – это русский город, на украинском языке там не говорили. Да и я не знаю ни одной украинской песни.

-Были в репертуаре известные советские хиты того времени?

Тоже нет. Ничего такого не пели.

-Как произошло знакомство с музыкантами ВИА «Синяя птица»?

Однажды «Поющие юнги» выступали в Москве, на плавучей эстраде «Водного стадиона», в одном концерте вместе с ансамблем «Синяя птица». Это был май 1978 года. Меня приметили руководители «Синей птицы», узнали номер телефона моих московских родственников, у которых я останавливалась, и стали названивать. Приглашали работать в «Синюю птицу». Хотя, в тот период мы всем составом остановились в гостинице «Россия». К родственникам я тогда только заглядывала.

-Что было дальше с «Поющими юнгами»?

Пока мы работали в «Поющих юнгах» Ким чувствовал себя не в своей тарелке. В итоге мы ушли из «Юнг» и подались в Донецкую филармонию. Уже как группа «Диалог». К нам добавилась духовая секция. Музыканты из Оренбурга – трубач Юра Ларин, саксофонист Александр Пирожков и тромбонист Владимир Бесьянов по кличке «Граф», казах по национальности.
В «Диалоге» была хорошая обстановка, мы жили как семья. Начинали делать новое большое произведение Кима. Гастролей было много и, видимо, на фоне усталости, во время очередных гастролей у нас внутри коллектива возник конфликт. Я не выдержала и уволилась в один день. И поехала в Москву, где во Дворце спорта «Лужники» выступал вокально-инструментальный ансамбль «Синяя птица». Я ввелась в программу прямо на этих предновогодних концертах. Помню, что в программе было очень много исполнителей. Поначалу я исполняла бэки и играла на скрипке.
ВИА "Синяя птица":
Галицкий, Салмина, Банковский, Левкин.
Сзади с белой гитарой Шурыгин

Продолжение