Вокально-Инструментальная Эра (1960-1988)
www.via-era.narod.ru

Георгий Симонян
Валерий Колпаков
Сергей Соловьев

Но так не случилось.

(июнь 2013)
4

4.Лондон-Москва.


-В какой момент Вы поняли, что хотите уехать?

С юных лет. В связи с отсутствием советского паспорта, у меня были определенные преимущества по выезду из СССР. Например, в середине 70-х мы с семьей ездили в Австрию к родственникам. Пару раз мы были в Западном Берлине. Приезжали в Восточный Берлин и на метро переезжали в Западный.

-Для человека, живущего в то время в СССР эти поездки были шоком?

Еще каким! В общем, мысль об отъезде была довольно серьезной.
Козлов очень хорошо умел влиять на людей, особенно на молодежь. Он был высокоинтеллектуальным человеком и ярым антисоветчиком, но при этом патриотом России.
Когда уехал Стодольник он его просто вычеркнул из своей жизни и всячески клеймил, как изменника Родины. Мы уже тогда понимали что нам грозит в случае отьезда.

-Тем не менее в 1977 году Вы уезжаете в Лондон?

Да,но предполагалось, что я еду всего на месяц. Там жила моя двоюродная сестра. Мы с ней встречались, когда выезжали в Вену. И тогда же она предложили вариант с учебой. То есть я выезжаю на учебу в Лондон.
Меня не особо интересовали Вена и Западный Берлин,только Лондон. Это же Мекка с точки зрения современной музыки на тот момент. Да и с точки зрения языка. Тянуло к английскому.
Мы приехали туда с мамой. Она пробыла месяц и вернулась в Москву. А я остался.
Потом я перевез всех: сначала маму, потом брата, потом отца. Правда, отец сделал попытку вернуться в Иран после свержения Пехлеви. Но он быстро понял, что и новые власти ему не рады. И пришлось второй раз бежать из родной страны.

-А Вы уезжая, сразу планировали там остаться?

Первоначально я уезжал всего на месяц. Точных планов у меня не было, но я надеялся на какой-то случай, чтобы там остаться. Хотя бы на пару лет. В наших кругах тогда многие хотели уехать насовсем.
Через месяц я там обратился в советское посольство с просьбой о продлении визы. Мне продлили. А когда через полгода я обратился повторно за продлением визы, то мне поставили условие – или-или. Я в Лондоне уже начал осваиваться и решил остаться. При этом никаких проблем у меня не было: мне официально предложили выбор и я остался.


-И Вы в Лондоне пошли учиться?

Денег не было и я нашел государственную музыкальную школу и пошел на класс вокала. Учился я там год, получил очень хорошие навыки. И после этого стал работать в клубах, в пиано-барах. Я играл с разными музыкантами, с разными коллективами, а также выступал один. К тому времени я уже очень хорошо освоил фортепиано и мог свободно себе аккомпанировать.

-Что Вы пели?

Всё! Каверы абсолютно любых композиций. Надо сказать, что к началу 80-х случился расцвет клубной жизни, и я в этом принимал очень активное участие. Я пел от Стиви Уандера и Рэя Чарлза до итальянской эстрады.

-Здесь Вас называли Макар, а в Лондоне стали называть…

Марк.

-Как восприняли изменения в Советском Союзе?

Как кино. Понимаете, в Англии уже очень давно ничего не происходит. Никаких войн, никаких конфликтов. Всё видят только по телевизору. Как кино. И было именно такое ощущение. Но я очень хотел приехать в Россию.

-И когда Вы приехали в первый раз?

В 1996 году.
Тогда я начал общался с Сашей Барыкиным. И больше всего общался именно с ним. До самой его смерти…

-В 2000-е Вы записывали альбомы на музыку Горского?

Мы же знакомы с «Арсенала». Когда я стал постоянно ездить в Россию, то мы возобновили наше сотрудничество. Я принимал участие в работе над тремя его альбомами.

-Вы знакомы с его сыном?

С Игорем? Конечно, знаком. Тоже очень талантливый пианист.

-Игорь Горский зав. музыкальной частью театра имени Пушкина. На него там просто молятся.

Не удивительно. Он замечательный пианист. Игорь со Славой часто работают вместе.
Кстати, я был приглашен Алексеем Козловым и выступал на 35-летии «Арсенала». Спел арию Христа. Леша сохранил многие записи «Арсенала», отыскал и оцифровал записи с концертов, которые чудом сохранились.

-Что с сегодняшним днем? Какие проекты?

Я много работаю по Европе. В Испании, во Франции. Три года назад я записал альбом на русском. Музыка Владимира Бородина (автор песни Алексея Глызина «Поздний вечер в Сорренто»), стихи Владимира Ильичева. Но как-то не получилось его раскрутить. Потом эти песни стали раскупать другие исполнители. Например, Лепс записал песню «Двое у окна».


Этот диск можно послушать ЗДЕСЬ.


-У Вас ведь есть дочь?

Да, 23 года. Зовут Шерри, ее мама англичанка. Закончила театральное училище, занимается музыкой и драматическим искусством, неплохо поет. Очень любит Россию, правда, пока заочно. Но, надеюсь, что вскоре вместе приедем сюда.

Мехрдад Бади и Валерий Колпаков
(07.05.2013)

-Сегодня Вы не жалеете что уехали?

Трудный и очень сложный вопрос...
Не жалею.За мной уехал тут же Саульский. А потом уехала Тамара Кверквелия. Она вышла замуж за итальянца...

-После работы у таких культовых фигур, как Зацепин и Тухманов Ваше будущее в СССР выглядело очень ярко. Уезжая на Запад, Вы осознавали, что там такой возможности, наверняка, не будет?

C позиций сегодняшнего дня, конечно, же я вижу все это. И понимаю, что если бы остался, то мог бы сегодня быть очень известным. В то время у меня, действительно, было много разных предложений...
Но так не случилось.