Вокально-Инструментальная Эра (1960-1988)
www.via-era.narod.ru

Валерий Колпаков.


Виктор Харакидзян и неизвестные "Поющие сердца".

7

"Эрмитаж".



От автора.

Возобновив несколько лет назад собирать материалы по истории советской эстрадной музыки, я составил для себя перечень известных мне имен и событий, которые сами по себе были достаточно известны, но по сути оставались загадками. По мере моих встреч с разными интересными людьми, список этот то пополняется, то сокращается. В этом списке была и группа "Эрмитаж". Разговоров о ней ходит много. Известен ее состав и то, что она играла класическую музыку в современной обработке. Больше никаких подробностей. После встречи с Виктором Харакидзяном одной загадкой для меня стало меньше, и мой список уменьшился на одну позицию

Барышников, Ольцман, Харакидзян и Мушкамбарян.
Барышников, Ольцман, Харакидзян  и Мушкамбарян

В 1983 году "костяк" "Поющих" хотя и был в хорошей форме, оказался вне ансамбля. Мы продолжали числиться в Москонцерте, но стали безработными, так как никому нужны не были.
Тогда Виталику Барышникову пришла хорошая мысль собрать группу и поиграть для души то, о чём когда-то мечталось. Сначала нас было трое: Барышников, Ольцман и я. Нужен был только барабанщик. Стиль определил Виталий - джаз-рок. А так, как все мы обучались через классическую музыку, то решили эту "классику" поиграть. Этим мы убивали сразу двух зайцев: никто этого до нас не делал и под этим флагом, можно было в перспективе играть всё, что нам нравилось.
Я нашел репетиционную базу при ДК фабрики им. П.Алексеев ( в районе Речного вокзала). В Москонцерте договорился об оплате за аренду и там же выписали часть музыкального оборудования, необходимого для репетиций. С этого всё и началось. Название выбрали - "ЭРМИТАЖ", что в переводе с французского означало - "дом отшельника". Да и вообще слово известное и о многом говорящее. О своём проекте рассказали начальству Москонцерта и пообещали в короткий срок создать ансамбль, выстроить программу и представить комиссии. А начали с "Токкаты ре-минор" Баха под электронные барабаны (RX-11). Получилось здорово, даже самим понравилось, но барабанщик электронный "не тянул"- безжизненный.
Стал вопрос о барабанщике. Сначала пригласили известного барабанщика Сашу Коношенко. Он у О.Лундстрема и у А.Кролла успел поиграть, но мы не увидели в нём желанного партнёра и честно ему сказали. Были ещё поиски, но у всех чего-то не доставало. И тут нам предложили 19-тилетнего парня, окончившего музучилище им. Гнесиных, Сашу Почетаева. Он пришёл и на первой же репетиции играл все, что от него требовалось. Он - прирождённый барабанщик и любой стиль ему под силу. Несмотря на молодость, он был тихим и молчаливым, лишнего слова не вымолвит, а сядет за установку - совершенно другой человек. Одним словом- "самородок".
Александр Почетаев.
Александр Почетаев
Когда кадровый вопрос был решён, все наши усилия мы направили на репертуар. У нас выстраивалась хорошая программа. Кроме "Токкаты ре-минор", появилась "До-минорная прелюдия и фуга" Баха, "24 Каприз" Паганини, "Полёт шмеля" Римского - Корсакова, "Ми минорная прелюдия" Шумана, "Первый концерт" Чайковского, "Ария Мефистофеля" из оперы Гуно "Фауст", "Аве Мария" Шуберта, несколько произведений из репертуара Ричи Блэкмора и многие другие известные произведения.
Виталик делал аранжировки так, чтобы в каждом произведении на заданную тему была импровизация, давая каждому музыканту дополнительно "раскрыться", чем подстёгивал нас быть в "форме". Все произведения, за которые мы брались, требовали мастерства.
Хочется сказать о Барышникове ещё. Он музыкант от Бога! Рояль и он- один целый организм. Он выпускник Гнесинки, блестящий аранжировщик, при этом всегда приветствовавший коллективное творчество.
Был такой случай. Он однажды, подпил перед концертом и сыграл вступление в "Полёте шмеля" не ля-миноре, как было написано, а почему-то на пол тона выше. Вступаем мы с гитаристом на нашу первую ноту, и слышим страшную какофонию. Оказалось, что он начал в си-бемоль миноре (ему было все равно в какой тональности играть). Но услышав "грязь", он сразу перестроился и всё стало на свои места.
Он как-то рассказал, как его в училище муштровала преподаватель ( она окончила консерваторию вместе с Рихтером). Выучит он заданное произведение в оригинальной тональности, она похвалит его и даёт новое задание: это же самое выучить к следующему уроку на пол тона выше. Приходит он на следующее занятия, а она ему говорит:
-На следующий урок сыграешь это же в другой тональности.
И так по нескольку раз. Слез у него было-море, но результат -изумительный! Все тональности любимые.
Когда программа была готова, мы сдали ее комиссии Москонцерта. Группу утвердили, назначали на должности, и мы начали гастролировать. Но хотелось более громко заявить о себе. Стали искать такую возможность и тут Яков Константинович Довженко, наш администратор, (у И.Кобзона раньше работал директором, потом в "Поющих сердцах" тоже, он имел связи в разных инстанциях) предложил нам:
-Давайте я вам устрою встречу с членами Союза композиторов. Они вам или помогут, или "утопят", третьего не дано.
Мы решили рискнуть. Такая встреча состоялась в Доме композиторов. Там были известные композиторы и музыканты: Людвиковский, Кролл, Гаранян, Богословский, Саульский и многие другие. Всего человек 25. Это был где-то 83- 84 год. Они собрались, чтобы дать оценку нашему творчеству. Сыграли мы 10 произведений. Все классические и одна наша "Восточная сюита". Затем нас пригласили на "суд". Сначала на нас "наехал" Людвиковский, мол, классику уродуют. Ну, думаем, нам конец, но тут Анатолий Кролл оборвал его, встал и говорит:
-Как уродуют? Все сыграно чётко по нотам без запинок. Мне очень понравилось. Это блестящие музыканты. Такого ансамбля в стране нет и я, считаю, мы должны их поддержать. А то, что сдвинули вперед темп? Так это же мастера!

Слово, замолвленное Кроллом, имело огромный вес и не считаться с мнением такой "глыбы" больше никто не рискнул. В том же ключе отозвался Юрий Саульский, не менее весомый и известный человек, а потом и Георгий Гаранян, так же лестно отозвался в адрес группы "Эрмитаж".В итоге все композиторы высказались в нашу пользу. Они признали, что у нас такого ансамбля нет и, слава Богу, что он появился. А Людвиковского просто "задавили" и он молчал.
Эта встреча даром для нас не прошла. У нас появились хорошие и престижные концертные площадки.


Продолжение