Вокально-Инструментальная Эра (1960-1988)
www.via-era.narod.ru

Георгий Симонян

Очень стеснительный из "Самоцветов".

(июнь 2014 г.)
1

1.«Братья по классу, братья по оружию».

Георгий Симонян и Александр Нефедов.

-Вы родились в Москве, в районе Лужников?

Да, и прожил там до сорока лет.

-Лужники – район спортивный. А как у Вас было с этим?

В те годы была мода на ОФП (Общая физическая подготовка). Я и многие мои одноклассники записывались в такие секции именно в Лужниках. Бегали, прыгали, играли в футбол, плавали в бассейне. Все это было тогда бесплатно.

-А какими-то конкретными видами спорта занимались?

Немного борьбой, немного боксом, но так, чтобы серьезно, нет.

-Когда появились первые музыкальные увлечения?

Мои родители работали на шелковом комбинате имени Свердлова. В 1967 году, в год 50-летия Октябрьской революции, как всегда 7-го ноября, работники собирались у проходной и шли по Пироговской улице на демонстрацию к Кремлю. В шествии участвовал и мой троюродный брат – тоже Саша Нефедов. Он очень здорово пел и играл на гитаре. Когда колонна останавливалась, то Саша начинал петь, и сразу же собиралась толпа слушающих. Это произвело на меня сильное впечатление. И я попросил брата дать несколько уроков игры на гитаре. Пытался играть, потом петь. В парке Новодевичьего монастыря мы очень часто собирались компаниями, пели и играли на гитарах. Вот там я впервые и стал петь на публику (смеется).

Александр Нефедов в техникуме.

-Ну и, конечно, школьный ВИА?

Нет. ВИА уже был в техникуме. Я поступил в Московский авиационный приборостроительный техникум имени С.Орджоникидзе. И на третьем курсе я попал в техникумовский ВИА. Он был и до меня и продолжал существование после моего окончания. Довольно неплохо выступали.

– Вы один ребенок в семье?

Нет, еще есть младшая сестра. Мы с ней всегда были жутко стеснительными. А она еще более стеснительная, чем я. При этом сестра всегда пела очень хорошо. Однажды ее попросили спеть на юбилее нашего техникума, так она от волнения чуть не потеряла сознание…
Да и я всегда волнуюсь перед сольными выступлениями до сих пор.

-У Вас такой огромный сценический опыт…

Да, опыт большой, но волнение остается таким же, как и раньше.

-Дальше?

Еще в школьные годы я ходил в клуб при фабрике имени Свердлова, на которой, как я уже говорил, работали мои родители. Там были различные музыкальные секции. Я занимался в секции баян-аккордеон. Еще хотел пойти на гитару, но преподаватели предложили сначала попробовать на балалайке. Я научился и на балалайке. Играл в самодеятельном оркестре.
Все это пригодилось мне в армии. После окончания техникума я попал в музыкальный взвод, в группу советских войск в Германии. Часть была в городе Карл-Маркс-Штадт. А в этой части был музыкальный коллектив – «Братья по классу, братья по оружию». В нем были и духовой оркестр, и эстрадный коллектив, вокально-инструментальный, и даже цирковые номера. Я освоил духовой инструмент – тенор и играл на нем в оркестре. В рамках вокально-инструментального ансамбля я играл на ударных и пел. Там получилось так, что демобилизовался наш барабанщик, и мне пришлось сесть за установку. Времени было достаточно, чтобы постоянно заниматься. И таким образом, я освоил ударные.
Забегая вперед скажу, что и в «Поют гитары» и в «Самоцветах» я иногда садился за ударные. А однажды в «Самоцветах» заболел барабанщик Володя Полонский и не поехал на гастроли. Пришлось мне полностью подменять его. Получилось удачно, да так, что тогдашние гитарист Олег Погожев и басист Сергей Горбачев до сих пор вспоминают этот эпизод.

-То есть, Вы освоили множество музыкальных инструментов?

Да и еще вокал. Вокал в хоре, вокал в трио, дуэты…

Концерт на стадионе в Лейпциге.

-Какие ансамбли тогда нравились?

«Веселые ребята», «Песняры». До армии я ходил на их концерты. С большим трудом мне доставали билеты. «Веселых ребят» видел еще с Пугачевой. Произвело неизгладимое впечатление.
Тогда же мне папа приносил от коллег по работе записи пластинок Битлз. Большего воздействия на мой мозг, на мое нутро я не помню. Все, что было до Битлз даже нельзя сравнивать. Люди без музыкального образования произвели революцию в музыке. А как пели? Поют двое, но за счет каких-то обертонов кажется, что поют трое.

-А западный рок, набирающий тогда силу?

Нравились отдельные вещи: Deep Purple, например, но с Битлз, конечно не сравнить. А вот Rolling stones я никогда не понимал. Кроме пары лирических композиций – это абсолютно не мое.

-Кстати, диск Тухманова «По волне моей памяти» вышел, когда Вы были в армии?

Да, но я как раз приехал в отпуск в Москву и купил этот альбом. Повез в Германию и хвастался им. Хотя, когда сейчас его слушаешь, то чувствуешь «задавленные» гитары…

-В каком году Вы возвращаетесь на гражданку?

В ноябре 1977 года. Профессия у меня была, и я планировал работать по этой профессии. Механик по авиационным приборам. Тогда это было довольно престижно. Устроился в ЦентроЭнергоЦветмет, начал работать А перед самым дембелем мне дали один номер телефона…
В нашей части была школа для детей военных и вольнонаемных. А в школе, как и положено тогда, была пионервожатая. Она часто посещала наши концерты и была знакома с музыкантами. Вот она мне и дала номер телефона своей знакомой - администратора ансамбля «Поют гитары». Но я и не собирался звонить. Меня уговорил мой приятель, барабанщик из техникумовского ансамбля, которому я рассказал про номер телефона. Такой настойчивый парень. Все время твердил:
- Позвони! Позвони!
Ну, я и позвонил. Меня стали спрашивать какого я роста, как я выгляжу. И пригласили на прослушивание в концертный зал «Россия», где довольно часто выступал вокально- инструментальный ансамбль «Поют гитары» Московской областной филармонии.Этот ансамбль существовал очень давно, работал в Костромской филармонии под названием «Юность, мечта и песня» еще в 60-е. В нем тогда играл на контрабасе сам Валерий Ободзинский. Потом ансамбль сменил название на «Поют гитары». В начале 70-х в нем работали Аркадий Хоралов, Станислав Черепухин….
Меня прослушали и приняли в ансамбль.


Продолжение