Вокально-Инструментальная Эра (1966-1988)
www.via-era.narod.ru

Аркадий Петров.
Музыковед.

Звуки "Музыки".

(журнал "Клуб и художественная самодеятельность" )
1

Ансамбль, о котором пойдет у нас сегодня речь, еще нечасто увидишь по телевидению, сравнительно редко его услышишь и по радио. Но надо сказать, что эта группа отличается как раз тем, чего подчас недостает некоторым даже более удачливым ансамблям — самобытностью, «лица необщим выраженьем». Уже само звучание ВИА «Музыка» специфично. Наряду с вокалом и ритм-секцией в нем участвует струнный квартет — две скрипки, альт и виолончель,— что придает группе особенную мелодическую насыщенность, романтическую поэмность, воздушность. Ансамбль одним из первых обратился к новому и очень перспективному жанру «песенной» оперы — «Алые паруса» «Музыки» увидели свет рампы почти одновременно с «Орфеем и Эвридикой» «Поющих гитар». Наконец, большой интерес вызывает постоянный поиск «Музыки» в области политической, гражданской песни, «полит-рока».
Почти каждый современный профессиональный эстрадный ансамбль имеет свою «самодеятельную» предысторию, «Музыка» не исключение.
1964 год. Первые пластинки с записями «Битлс» вызвали подлинный переворот в музыкально-подростковой субкультуре: необычный вокал, простое «фолковое» звучание, три гитары и ударные, и при этом все четверо поют (раньше было четкое деление: певец-солист и аккомпаниаторы); все песни — свои собственные. Это была совершенно новая формула построения эстрадной группы, емкая и экономная. Начинается ее стремительное освоение, возникает термин «вокально-инструментальный ансамбль». Молодежные группы рождаются десятками, сотнями. Еще почти никто не умеет петь и никто не может хорошо играть, но всех одолевает желание музицировать — через неумение, как получится, пусть пальцы еще неловко охватывают грифы гитар и с функциями гармоний путаница — играть, петь!
... Шестнадцатилетний Николай Воробьев становится участником самодеятельного ансамбля «Челленджеры». Это значит по-русски «вызывающие», но назвались «загранично», чтобы было поярче, понеобычнее. «Снимали» с пластинок версии песен модных певцов, стремились повторить их звучание один к одному. Гитар не было, делали сами. Выпиливали из всего, что было под рукой — из фанеры, ДСП (древесно-стружечной плиты), пластмассы. Выступали на вечерах отдыха. Залы были маленькими, впустить всех желающих было невозможно, входы перекрывались, смельчаки пробирались по пожарным лестницам. Тогда в Москве ВИА появлялись как грибы после дождя: «Соколы», «Аргонавты», «Наследники», «Скоморохи», «Идолы» — каких названий только не использовали!
1969 год. Воробьев становится музыкантом профессионального ансамбля «Серебряные гитары», работавшего от Владимирской филармонии. Это был период, когда концертные организации поняли, что ВИА — чрезвычайно «кассовое» явление, и стали приглашать их на работу. Начался гитарный бум. Гитары (неплохо их было иметь и в названии ансамбля!) уже как бы заранее обеспечивали сборы. Однако были гитары — и гитары; были «Песняры» и были чисто коммерческие составы. Потенциал «Серебряных гитар» оставался на нуле — менялся лишь репертуар и костюмы, не было интересной музыки, не было ничего «своего».
В конце концов Воробьев ушел из ансамбля с намерением создать другую группу. Она стала именоваться «Возьми гитару!» (опять дефицит названий!) и работать от Кировской филармонии. В репертуаре появились песни, в чем-то предвосхищающие будущий стиль «Музыки», например, цикл из пяти антивоенных политических песен, четыре из которых написали музыканты ансамбля (пятой стала известная песня «Комиссары» Ю. Зарицкого). Это был период учебы, освоения мастерства. Постепенно у Воробьева и его единомышленника пианиста Николая Картавцева назревала мысль о переводе ансамбля на иные рельсы, о переходе к более сложной и более проблемной музыке. Грома и грохота было уже предостаточно; хотелось чего-то такого, что заставляло бы размышлять наедине с самим собой, хотелось углубленной лирики. По контрасту с каждодневным репертуаром стали слушать много классики — записи опер, кантат, камерную музыку.
Постепенно Воробьев и Картавцев пришли к выводу, что постоянная «краска» ансамбля — гитары плюс орган и барабаны — им уже недостаточна. А что если ввести в группу... струнный квартет? Это была неожиданно мелькнувшая мысль, порыв, наитие. Но директор Кировской филармонии ничего творчески заманчивого во всем этом не увидел: «Ваш коллектив будет слишком дорого стоить!» Отказал.
1973 год. То, что было отвергнуто в Кирове, показалось интересным Москонцерту. Воробьеву поручили создать новый коллектив — «Музыка» — в мастерской эстрадных инструменталистов, руководимой С. Меликом. Ансамбль, внутри которого играл бы «классический» квартет плюс флейта и валторна.
Прежде всего, предстояло заняться спецификой звучания струнных. Пришлось прослушать множество квартетных партитур — от Гайдна до Бартока, массу скрипичных и виолончельных записей. Надо было, как бы пропитаться их звучаниями, чтобы потом «уложить» все это в определенном порядке и понять место квартета в контексте ВИА. Не контраст ритм-секции и струнных, а их объединение, слияние, дающее новое качество — мягкость, благородство, камерность звучания. Именно этот путь избирает Николай Воробьев.
... Итак, дело за исполнителями. Энтузиасты вскоре нашлись: молодежь, выпускники консерватории и Гнесинского института. Подготовили пробную программу в одном отделении. В окончательный состав «Музыки» вошли четыре певца: Николай Воробьев, бас-гитарист Анатолий Беляков, барабанщик Юрий Кистенев и Сергей Станишевский — плюс ансамбль из семи музыкантов (три гитары, ударные, рояль, флейта, валторна) и струнный квартет. Осенью 1973 года ансамбль впервые выехал на гастроли. Началась трудная концертная жизнь. Нужно было теперь завоевывать публику. Правда, «Музыка» явно выделялась на фоне обычных стандартных ВИА, но еще не было популярности, не было своих песен, то есть из¬вестных мелодий, рожденных именно здесь, в данном коллективе...
Окончание
Сайт управляется системой uCoz