Вокально-Инструментальная Эра (1960-1988)
www.via-era.narod.ru

Георгий Симонян

Игорь Никитин:
ансамбль должен петь только свои песни...

(ноябрь 2011 г.)
1

1. Бернес и Тартаковский.


-Вы москвич?

Да, я родился в Москве, жили мы на Остоженке. Я очень любил музыку и пытался заниматься ею самостоятельно, но это ни к чему не привело. И только лет в 14, когда я попал в Детский духовой оркестр, у меня стало что-то получаться. Я играл на тубе. Если бы я продолжал заниматься на этом инструменте, то достиг бы, как мне говорили, значительных успехов. Я мог бы работать в симфоническом оркестре, но….
После этих опытов я, все-таки, освоил кларнет. И поступил в музыкальное училище при Московской консерватории. В училище я освоил и саксофон.

-Скажите, а легко ли перейти с одного духового инструмента на другой?

Все это требует большого количества занятий и огромного терпения.

-Были ли еще увлечения?

Вы знаете, нет. Только музыка.

-Как дальше складывалась Ваша жизнь?

Пошел в армию. Служил в Москве, в оркестре Почетного караула.Позже я закончил ГИТИС, театроведческий факультет по специальности «Организация театрального дела».

-Вы какого года рождения?

1940 года. Я был одним из самых старших участников ВИА-движения. Например, в «Пламя» старше меня был только С. Березин. Он 1937-го года рождения.

-Так, Вы окончили десятилетку, а потом поступили в училище?

Параллельно. Тогда можно было так. Я поступил в училище после 9-го класса. И после окончания школы я перешел на второй курс.
После армии я пошел работать в организацию, которая впоследствии стала называться МОМА. Я работал в разных ансамблях, с разными составами, в том числе и в ресторанах. Мы много репетировали и много играли различной инструментальной музыки. Это очень помогало развиваться нам как музыкантам и совершенствоваться.
Потом я поработал в Мосэстраде, в коллективе Аллы Иошпе и Стахана Рахимова. И самое запоминающееся – работа в коллективе Марка Бернеса.
С Бернесом я работал до его ухода из жизни. Это был великий человек!

-С Павлом Слободкиным не пересекались?

Ну как же!? Конечно. Вместе работали.
С Пашей мы еще раньше «пересекались», когда поигрывали джаз.
Надо сказать, что Паша Слободкин имеет довольно сложный характер, с ним не всегда просто. Но объективности ради надо заметить, что музыкант он превосходный. И тогда, когда он создал великолепный ансамбль «Веселые ребята», и сейчас, когда он построил прекрасный музыкальный центр на Арбате, я радуюсь его успехам. И считаю его успех заслуженным.
И Марк Бернес очень ценил и уважал П. Слободкина, считал его прекрасным пианистом.
Паша не был привязан к какому-либо коллективу, он был свободным музыкантом.

-А Вы были в курсе, что он создает свой ансамбль?

Я знал. Паша тогда активно общался с Георгием Гараняном, который и сделал ему обработку марша «Веселых ребят» из одноименного фильма. В современной манере. В дальнейшем «Веселые ребята» открывали концерты этим произведением.

-У Бернеса было аккомпанирующее трио?

Нет, квинтет. Я играл в основном на кларнете. Понимаете, у Марка Наумовича была такая особенность. Он предпочитал, чтобы какой-то инструмент играл мелодию песни. Чаще всего я на кларнете и дублировал его мелодию, остальные играли аккомпанемент. А когда я брал саксофон, то это не вызывало у него творческого энтузиазма. Не любил он этот инструмент. Даже говорил, что я ему мешаю. Можно было сыграть на саксофоне вступление или коду, но вести мелодию – это он отвергал.
После смерти Бернеса мы еще некоторое время поездили с гастролерами и как-то постепенно стали распадаться.
Мой знакомый Григорий Наумович Фасман, возглавлявший при Москонцерте контору по формированию коллективов, предложил мне заменить одного из музыкантов джазового коллектива на время поездки в Монголию. Я, разумеется, согласился.

-А что это за контора?

Объединение музансамблей. С Григорием Наумовичем работали двое помощников. У него была огромная база музыкантов, он знал кто и на что способен. Все держал в голове. Вот так и работали….

-И...?

Это был коллектив Александра Тартаковского. А не смог поехать в Монголию флейтист Александр Ильин, его просто не выпустили за рубеж по каким-то причинам.
Вот так мы познакомились с Аликом Тартаковским. Надо сказать, Александр Иоганнович был выдающейся личностью. Всесторонне образован, музыкально одарен, обладал необыкновенным обаянием. И те его житейские слабости, о которых все знают, не умаляли всех его достоинств. Остроумнейший человек, он обладал талантом объединять людей.

Владимир Макеев, Виталий Майхольд и Игорь Никитин

-Кто работал в коллективе Тартаковского?

На барабанах – Володя Макеев, флейта – Александр Ильин, на бас-гитаре – Виталий Майхольд (кличка – «Андрейка»), на фортепиано – сам Тартаковский. Гитары точно не было.
После поездки в Монголию А. Ильин вернулся в состав и мы стали квинтетом. Много работали с солистами, аккомпанировали.
С Аликом у нас сложились очень хорошие отношения. Он уважал меня, как музыканта. С остальными ребятами особой дружбы не было. Думаю, что ребята, как старые друзья Алика, меня немного ревновали к нему.
Продолжение
Сайт управляется системой uCoz