Вокально-Инструментальная Эра (1960-1988)
www.via-era.narod.ru

Валерий Колпаков


История двух гастролей.

(октябрь 2017 г.)
1

В 1975 году из-за конфликта с филармонией
группа распалась, а затем приказом
Министерства культуры СССР была
расформирована, её название было
запрещено.


(из любой статьи о группе «Цветы»).



Для того чтобы эта история была понятна для всех читателей, приведу здесь один фрагмент из моего материала 2014 года:

9. Деньги.
Как функционировала система оплаты для музыкантов?
Оплата музыкантами шла в соответствии с личной ставкой. Эта ставка назначалась каждому при поступлении на работу. Самая маленькая была 5 рублей, а самая большая 22-50 за концерт из одного отделения. В то время все концерты состояли из 2-х отделений. Поэтому, если ты участвуешь в сборной программе, то выступаешь только в одном отделении и получишь за концерт 5 рублей. Если ты выступаешь в группе, которая имеет сольный концерт из 2-х отделений, то получишь за этот концерт 10 рублей. Вот почему все стремились к сольным концертам. Если концертов в этот день 2-3 или 4, то, соответственно, дневная ставка возрастала пропорционально количеству концертов.
Еще одна причина, по которой жанр ВИА, быстро приобрел популярность в профессиональных кругах, это легальная возможность для музыкантов зарабатывать больше. Именно для музыкантов. Раньше они имели только инструментальную ставку, а теперь при совмещении могли получать и часть ставки вокальной. Если у музыкантов была ставка тогда 5 рублей, то при совмещении платили уже 7.50 за концерт, независимо от количества зрителей.
Из рассказанного выше вытекает простая истина - чтобы больше зарабатывать, надо давать больше концертов. Это понимали не только музыкантам, но и руководство концертных организаций, где они работали. Поэтому дабы ограничить алчность первых вторые ограничивали количество разрешенных концертов в месяц на уровне 15-20. Это позволяло законопослушным артистам зарабатывать вполне приличные деньги на уровне 300-400 рублей. Напомню, что средняя з/п по стране была 100 рублей.
Однако стремление к безграничному обогащению даже в то время процветала в рядах служителей муз. И оно все время изобретало различные, сравнительно честные, способы дополнительного заработка. Одним из самых эффективных таких способов была работа на фондовых концертах.
Здесь дело обстояло следующим образом. Отработав в своей концертной организации положенное количество концертов, ансамбль заключал договор с другой филармонией и за счет ее фонда заработной платы отрабатывал там оговоренное количество концертов и опять переезжал дальше. Поскольку популярные коллективы могли давать 2-3 концерта в день без проблем, то легко посчитать, что особо отчаянные из них, работая на износ, могли делать по 60 и более концертов в месяц…
В дальнейшем подобная система позволила получать участникам ВИА совершенно сумасшедшие деньги по тем временам. В десятки раз выше средней зарплаты по стране и даже выше зарплаты партийной и советской номенклатуры высокого ранга (например, министра). Это сразу оценили "деловые люди" (руководители ВИА, администраторы и т.д.), от которых зависело развитие нового направления.
Надо понимать, что работа на фондах других организаций носила полукриминальный характер, поскольку в этом случае использовались различные хитрые схемы оплаты. Кроме того родным организациям таких гастролеров не перепадала от этого ни копейки. Ничего удивительно, что периодически подобные случаи всплывали и особо ретивые администраторы ВИА, которые все это и организовывали, отправлялись за решетку.
Это не останавливало музыкальный бизнес ВИА, поскольку компенсация за риск была весомой.


Мой дальнейший рассказ будет, как раз, и связан с такими фондовыми концертами двух популярных московских ансамблей и тем, что за этим последовало.
Газета "Советская культура" от 28 марта 1975 года.

28 марта 1975 года в газете «Советская культура» появилась статья Ю.Цибизова «Сколько могут петь сердца».
Она была написана на основе писем пришедших из трех городов: Уфы, Донецка и Воронежа.
«Уфа - город театральный, здесь всегда тепло встречают хороших певцов - пишет нам читательница А. Холодная. – Но удивляет одно, почему, приезжая на гастроли к нам, многие даже с очень громкими именами певцы дают в один вечер по два, а то и по три сольных концерта. Всё это превращается в гастролерство, идет какая-то гонка с одного концерта на другой. У зрителей остается неприятный осадок. Скажите, а в Москве также?»

В ответ на этот вопрос автор статьи пишет, что в Москве с такими фактами встречаться не приходилось, но тут он не совсем прав. По три сольных концерта в день в Москве не давали, но вот по два было довольно часто, особенно в выходные и праздничные дни.

http://www.via-era.narod.ru/Ansambli/PS/Konzert/PS_konzert.html

http://www.via-era.narod.ru/Ansambli/Pes/Fotoalbom/1976/galina_1.htm

И это не противоречило тогдашним директивным документам. В соответствии с приказом Министерства культуры СССР №48 от 1 февраля 1972 года, исполнителям разрешалось давать в день только один сольный концерт. Однако, в виде исключения ведущим (популярным и кассовым) артистам разрешалась по согласованию с концертной организацией, от которой они работали, давать два сольных концерта в день. Не больше.

Следующее письмо, упомянутое в статье Цибизова, было из Донецка. В него было вложена вырезка из газеты «Вечерний Донецк», где сообщалось, что ВИА «Поющие сердца» несколько дней подряд дает в городе по три концерта в день, начало которых в 15, 18 и 21 час.
«Но не слишком ли много – три выступления за один вечер? – спрашивает автор письма Б. Аксельрад.- Куда и зачем спешат приезжие артисты?»

Цибизов не дает в своей статье ответа на этот вопрос. А мы сегодня это сделать можем:
-Тогда приезжие артисты спешили дать больше концертов, чтобы таким образом больше заработать.
В соответствии со своим гастрольным удостоверением «Поющие сердца» должны были дать в Донецке четыре концерта за четыре дня. А по факту дали восемнадцать концертов за шесть дней.

Третье письмо в редакцию газеты «Советская культура» пришло из Воронежа, и повествовало оно о «достижениях» ВИА «Цветы» из Московской областной филармонии. Они, выступая больше недели, давали в городе по четыре концерта в день. И в итоге вместо семи запланированных дали двадцать пять концертов. Это письмо, вместе с вырезкой из местной газеты прислал в редакцию зритель В.Раунков.

Автор статьи Ю.Цибизов спрашивает дальше:
«Как же это получается? Есть приказы, положения, разъяснения, инструкции. Но все не переводятся случаи профомации эстрадного искусства, когда в ущерб качеству выступлений, в ущерб интересам зрителей урезаются программы, когда утомленные вокалисты все поют, поют и поют, теряя в глазах слушателей всякое к себе уважение. »

Действительно, почему так легко и повсеместно (а это явление было распространено повсюду) нарушались существующие нормативные документы? Ответ будет очень простой, потому что подобная практика была выгодна всем. Кроме зрителей. Впрочем, им тоже это было выгодно с одной стороны. Об этой стороне я скажу ниже.

А теперь поговорим о конкретных выгодах для всех участников гастролей.
Выгода исполнителей понятна и уже была мной озвучена: чем больше концертов в месяц они дадут, тем больше получат денег в виде зарплаты.

В чем выгода концертных организаций, которые посылают своих артистов на гастроли в другие регионы?
В СССР была четко отработанная система внутренних гастролей. Вся страна была поделена на территории, гастроли на которых осуществлялись через соответствующие концертные организации. Все эти концертные организации имели своих артистов. В рамках своих концертных организаций в своем регионе артисты имели право давать в месяц примерно 15 концертов, выручка от продажи билетов на которые, засчитывалась в финансовый план их организации.
Формально, после этого эти артисты никакого дохода своим организациям принести не могли, так как ими был исчерпан лимит своих выступлений на этой территории. Но, если они выезжали в другой регион, где концертную деятельность вела другая организация, то они могли там дать еще какое-то кол-во концертов, но не больше одного (в исключительных случаях двух) в день. Выручка от продажи этих билетов распределялась уже между принимающей и отправляющей организациями. Таким образом, отправляющая организация получала дополнительный доход.
Однако принимающая сторона была заинтересована извлечь из приезжих артистов (особенно, если они были очень популярны) максимальную выгоду. И желательно, без отчислений в другие регионы. Для этого местное руководство напрямую договаривалось с гастролерами о дополнительном количестве концертов сверх оговоренных в гастрольном удостоверении. И доход от этих сверхплановых выступлений полностью оставался у местных. Из него же рассчитывались с артистами.
Так концертные организации страны выполняли свой финансовый план. Из их планов формировались потом планы республиканских Министерств культуры, а те в свою очередь сводились к общему плану Министерства культуры СССР. Таким образом, от каждого звена в этой цепочке зависело общее выполнение плана по Министерству. По этой причине подобные способы выполнения (перевыполнения) плана на низовом уровне применяли все.

Один из тогдашних участников ВИА «Цветы» Владимир Семенов рассказывал об этом так:
«Все филармонии огромные бабки имели на этом деле. Они просто стали ставить по пять концертов. А ребята еще не были готовы к такой работе. Ну, Лосев - он сильный. Он профессионал такой. На бас-гитаре играл прекрасно и пел. А Сережа Дьячков - не гастрольный работник. Он не может на гастролях постоянно играть, потому что ему противно. Когда начинаются поездки, начинаются все неприятности. Люди устают. По пять концертов в день отработать! Тем более, что музыканты не профессиональные. Люди, которые выходят из консерватории, из училищ, они знают - это их профессия, они могут постоянно держать себя на уровне. А люди, которые пришли из самодеятельности, не могут всегда держать себя в форме. У них нет этого опыта.»

Формально, это были нарушения, о которых знали на всех этажах гастрольной пирамиды, но поскольку это приносило результат, то на них закрывали глаза. Но так бывало до тех пор, пока это не выходило за рамки Минкульта СССР (чаще всего через письма в прессу, радио и ТВ) или не нарушало Уголовный кодекс. В этом случае принимались меры наказания, о чем так же сообщалось в прессе.

В чем была выгода для зрителей?
Очень популярных ВИА в СССР в конце 70-х было около 30. Каждый из них, не нарушая существующие законы, в год мог давать 150-200 концертов. А с нарушениями около 500. Таким образом, своих кумиров могли увидеть живьем в 2,5 раза больше зрителей. Что, все равно, было ничтожно мало. В год наши лучшие ВИА могли увидеть (500*30*600)- 9 000 000 человек из потенциальных 100 000 000. Это меньше 10%.
Правда, за это некоторым «счастливчикам» (которые попадали на третий-четвертый-пятый ежедневный концерт) приходилось платить резким снижением исполнительского уровня уставших музыкантов.
Тут уместно будет вспомнить один подобный эпизод из истории ВИА «Акварели», который мне рассказал Юрий Романычев:
«… в репертуаре была песня из "Белорусского вокзала": здесь птицы не поют, деревья не растут и т. д. Обставлялось так. Выключался свет, совсем. В тишине гулко и ритмично била бочка, и синхронно с ней вспыхивал, как молния, стробоскоп. И первые строки текста читал в микрофон наш "Басила" (Юрий Меньшов), замогильным голосом. В общем, всё вполне помпезно.
… И вот, на последнем, третьем в день концерте, настаёт время этой вещи. Гаснет свет. Мы стоим. Выходит к микрофону Очень Уставший Басила и – под бочку и вспышки стробоскопа говорит с утвердительной интонацией, металлическим голосом:
"Здесь… эээ… птицы – не растут. Ой, йопт".
И ушёл.
Но мы всё равно как-то там вступили и допели.»


Как мне не раз говорили сами музыканты о подобных ситуациях, бывали моменты, когда они в перерыве забывали, что будет дальше: второе отделение или следующий концерт.
Зрители, заплатившие за концерт свои деньги, были далеки от этих музыкантских проблем и в случае откровенной халтуры норовили пожаловаться в газеты.
Разбираемая нами статья, как раз, из этой серии, и заканчивалась она грозно:
«… если некоторым филармониям и некоторым исполнителям не хватает все же уважения к зрителям, к искусству, и к самим себе, спросим еще раз именем зрителя и именем искусства: сколько же могут петь даже тренированные сердца?
Но спросим уже те организации, которые что-то недоработали в приказах и инструкциях, которые что-то недопроверяют, посылая эти коллективы на гастроли.»


Реакция на подобные жалобы была различной или даже никакой (в зависимости от статуса печатного органа). В данном случае, поскольку напечатана она была в газете Центрального Комитета КПСС, последствия не могли не последовать.
Забегая вперед, скажу, что наказания за эти нарушения были весьма мягкими, и в дальнейшем подобные случаи на гастролях происходили регулярно.

Окончание