Вокально-Инструментальная Эра (1960-1988)
www.via-era.narod.ru

Валерий Колпаков.

Баллада о Запретах-2.

(8-9 марта 2012).


Служил Гаврилла гитаристом.
Играл и пел одну "фирмУ".
Герасим раз его услышал- оглох
И утопил Муму.


Гавриллиада, стих 25.

"Баллада о запретах" не исчерпала тему влияния Совеской власти на процесс записи звука в студии профессиональными ВИА. За все это время (а прошло уже около года) оппоненты не привели ни одного конкретного примера этому факту. Все сводилось к общим рассужденим о влиянии идеологии на жизнь в СССР.
Аргумент был таков: оно (влияние) было всеобщим и потому процесса звкозаписи тоже касалось. Это универсальный аргумент людей, которые конкретного вопроса не знают, но очень хотят выглядеть в нем сведущими.
Сразу оговорюсь, эту статью я пишу не для них. Их переубедить в чем-то нельзя. Я пишу ее для тех, кого этот вопрос интересует в познавательном смысле.
По ходу я разбиру некоторые аргументы из стана "оппозиции".
Итак начнем с самого... конца.
Попробуем оценить вероятность существования "идеологических ограничений на запись динамического звука в студии во времена СССР". Для этого нам потребуется воссоздать этот процесс с указанием действующих лиц. Фамилии их нам не потребуются, но иногда я их (фамилии) буду все же упоминать.
Представим себе, что эти ограничения БЫЛИ.
Кто в студии мог их реализовывать?
Очевидно, что кто-то из участников процесса.
На мой взгляд, таковых было трое: звукорежиссер, композитор и худ. рук ВИА. Каждый из этих людей имел РЕШАЮЩИЕ влияние на конечный продукт. Другие участники записи тоже имели влияние на продукт в процессе его создания, но РЕШАЮЩИМ оно не было.
Сразу заметим, что никто из этой тройки не обладал функциями партийного цензора. Даже, если все они при этом были членами КПСС.
В процессе записи, человек, который имел полномочия по идеологической цензуре, не участвовал.
А как же тогда цензура реализовывалась на практике, если она существовала?
Совершенно очевидно, что реализовать ее мог только один человек из этой тройки- звукорежиссер. Как единственный из них- штатный работник этой студии. Оба других были людьми сторонними и потому не могли быть реализаторами политики этого предприятия (в данном случае- студии звукозаписи).
Итак, мы выяснили, кто мог "идеологически" влиять на запись. Но чтобы он мог это делать должны существовать какие-то нормативные документы регламентирующие процесс записи. В них должны быть указаны ТЕХНИЧЕСКИЕ параменты записи, отклонения от которых недопустимы.
Были такие документы?
Да, были! Всевозможные ГОСТы и ТУ.
Следуя дальнейшим рассуждениям о существования "идеологических ограничений на запись динамического звука в студии во времена СССР" мы должны сделать вывод, что часть из этих ГОСТов и ТУ была написана на основе "идеологических" указаний ЦК КПСС.
Что- то типа: звучание гитары должно соответствовать таким-то днамическим характеристикам, а такой инструмент, как "фуз" записывать запрещается.
Как-то так, там должно быть.
Было такое?
Про фуз, наверняка, нет. Ибо он присутствует в записях ВИА той поры. Про параметры гитары (скорее, инструментов вообще), наверное, что-то было ( хорошо бы эти ГОСТы и ТУ почитать).
Но означает ли их наличие в техдокуметации, что это следствие работы ЦК КПСС?
Типа: такой-то звук является следствием "тлетворного влияния Запада", а такой-то - есть проявление верности идеалам марксизма-ленинизма Востока.
А как тогда в ЦК КПСС опредяляли технический диапазон значений для Запада и Востока?
А то, что они в этом случае должны были существовать, надеюсь, никто не будут спорить?
В противном случае, как звукорежиссер будет осуществлять режиссуру в соответствии с требованими парти и правительства?
Чем он будет руководствоваться?
Партбилетом?
Или своим ПРОФЕССИОНАЛЬНЫМ опытом?
А если он не коммунист и в душе любит Криденс? Что тогда?
-Шеф, усе пропало!!! Гипс снимают!!! Клиент уезжает!!!
(Фрагмент из фильма "Бриллиантовая рука").
Вот сейчас, когда я все это написал, вспомнил свои размышления из прошлого строительного опыта. Почему у нас в СССР не строили небоскребов, так популярных на Западе?
Так может, тогда существовал "иделогический" запрет и на это?
Чтобы мы не копировали Запад. Не походили на них!
И колбасы выпускали мало по этой же причине, а?
А как же иначе, если "идеологическое влияние было всеобщим"?
Колбасы не хватало?
Не хватало!
Идеология влияла на все?
На все!
Значит это влияние Идеологии?
Значит, да!
Конечно же, никаких технических параметров, имевших "идеологическое происхождение", в технической документации использовавшейся на студиях не было. И никакой звукорежиссер не руководствовался на записи указаниями ЦК КПСС.
Эта давно не актуальная чушь почему-то продолжает периодически бродить по Сети, как "призрак коммунизма по Европе".
В это могли еще наивно верить американские жители какой-нибудь Аризонщиины или Алабамщины в 70-90 -е годы, когда им об этом рассказывали счастливые иммигранты из СССР.
А так же про медведей на улицах Москвы.
Впрочем, находятся до сих пор люди, верящие в это.
И живут они не только на просторах Аризонщиины.
Осуждать их в этом у меня никакого желания нет.
Вера- дело сугубо личное, интимное. Где-то даже фанатское.
В заключении этой главы приведу выдержки из статьи в газете ( 24 августа 2011) «Аргументы Недели».

Бергер:
- Как-то в Рунете я наткнулся на веб-сайт под названием «Васильевский остров» http://www.retroisland.net/ (музыка прошлых лет). Там есть целая глава обо мне и вся библиография песен, которые я записывал в самом начале 70-х. ... Послушав их, пришел к выводу, что качество студийной записи было смехотворное. По-видимому, в то время никто даже понятия не имел, как нужно было записывать такую музыку.

Малежик:
- На студиях даже ГОСТы были – сколько баса, сколько голоса... Да и сами звукорежиссеры были «завернуты» на другую музыку.

Бергер:
-Да, среди них не было специалистов, фанатов этого нового направления. Мы же писались тогда на «Мелодии», а не в своей частной студии, где можно часами выверять каждый звук, экспериментировать, добиваться фирменного звучания.

Бергер:
- ... если бы мы обладали опытом, которым обладали они. Мы все писали по наитию и на ощупь.

Бергер:
-Люди, которые нас писали, не в обиду им будет сказано, в то время писали любую музыку, самую разнообразную и нормальную по тем временам. Никто не уделял внимания деталям. Запись была поверхностной, типа – помнишь как там у Битлов было, – ага, похоже,– поехали!

Вот собственно и все о влиянии Советской власти " на запись динамического звука в студии во времена СССР".
Суммируя все вышесказанное могу отвественно заявить: результат звукозаписи зависел (главным образом) от ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ качеств участников записи.
И от личных (человеческих) качеств худ.руков ВИА.
Впрочем, это касалось и любой другой сферы человеческого труда, где его результаты были материальны.
Здравый смысл подсказывает мне, что тут надо поставить точку.
Но я продолжу.
Специально для фанатов.
Эта глава будет носить название

Роль Личности в Истории.

Теперь о конкретных примерах влияния на звукозапись. Чаще всего ссылаются на слова Ю.Ф. Маликова ( но их, правда, никто из тех кто о них говорит, почему-то привести не может), который где-то говорил, о том, что ему запрещали на записи использовать инструменты так, как он этого хотел. Всячески ограничивали звучание.
При этом почему-то никогда не говориться, кто именно его в этом ограничивал? Дело даже не в том, что он не называет фамилии (с этим даже можно смириться), но не упоминаюся и профессии этих людей.
Это является тайной до сих пор?
Кто его ( и других жалобщиков, кстати, тоже) в этом ограничивал- звукорежиссер, партийный чиновник, жена или теща?
Кто?
Нет ответа! Тайна сия- велика есть!
Наверное, какие-то анонимные, очень важные и таинственные личности.
Хорошо, пойдем иным путем. Поищем других людей, кто может пролить свет на эти темные личности.
Например, узнаем об этом у Сергея Беликова, работавшего в "Самоцветах" у Юрия Федоровича.

-Ты пришел из "Аракса, где была довольно вольная творческая жизнь. В "Самоцветах" с творческими ограничениями сталкивался?

Да. В основном это касалось звучания. Мое желание слышать более жесткий звук, как правило, мягко отвергалось.

-Кем?

Юрием Федоровичем.

-Кто определял музыкальную идеологию "Самоцветов"? Пресняков?

Как может Пресняков определять музыкальную идеологию в коллективе Маликова?
Никак.
А с другой стороны не Маликов говорил музыкантам, как надо звучать. Это говорил Пресняков. Но потом мог придти Маликов, послушать и сказать:
-Нет, ребятки, так не будет.
Или:
-Это можно оставить.
Маликов определял идеологию жизни "Самоцветов".


Проще говоря, главным цензором "Самоцветов" был сам Маликов. И в этом нет ничего плохого или предосудительного.
Так главным цензором "Веселых ребят" был П.Я. Слободкин, а театра им. Лениского Комсомола - М.А. Захаров.
Конечно, все эти люди понимали существующие реалии и ограничения того времени действующие в медийном пространстве СССР. Но при этом, каждый из них для своего коллектива устанавливал собственную планку реализации идей и ориентиры для ее достижения. Именно поэтому находясь в одной среде и испытывая одинаковое внешнее давление у всех этих людей был разный результат.
Этому способствали в первую очередь их личные (человеческие) качества.

Юрий Федорович, по словам многих занющих его людей, был "человеком с сильным чувством самосохранения". И именно эти его личные качества определяли тот уровень возможного существования "Самоцветов" в 70-е годы, выше которого они не пытались даже подниматься. И не потому что этого им не разрешали в ЦК КПСС или в Министерстве культуры СССР, а потому что этого не хотел сам Маликов. Он сам для себя установил свою планку,которая была заметно ниже официально допустимого. И тот образ, который имели "Самоцветы" в то время среди молодежи и среди музыкантов был следствием понимания ситуации его руководителем.

Павел Яковлевич был другого склада. Как человек игравший джаз, он был человеком космополитичным в музыке, но не оголтелым, как большинство джазменов, а вполне адекватным. Его концепция в "Веселых ребятах" была хоть и ориентирована на западную музыку, но предусматривала ее реализацию в соответсттвии с советскими реалиями.
Валентин Витебский:
... он (Слободкин) всегда стремился к звучанию западных коллективов, а для этого нужны были такие ребята, как мы,- любящие и знающие эту музыку.
Леонид Бергер:
- он (Слободкин) знал, что в ансамбле «Весёлые ребята» имело место самое настоящее хипповое подполье – когда собиралась эта самая сердцевина в свободное от работы время, ставилась вся аппаратура, и мы выходили и начинали играть от души. Я выучивал целые концерты Тома Джонса, Рэя Чарлза, и ребята знали всё. Мы отрывались для себя, и результаты, которых мы достигали, были серьёзные...

И для себя Слободкин установил такую планку, которая балансировала на грани дозволенного, а иногда ее и переходила. Грань эту он искал сам и при этом не пытался перестраховываться.
Первый миньон- это, как раз, попытка нащупать границы. В нем две песни Битлз и две песни самодеятельных авторов. Несмотря на определенные трудности, это прокатило. И дальше до определенного момента Слободкин балансировал на грани оффсайда.
Леонид Бергер:
-... Павел Слободкин, худрук «Веселых ребят», приглашал меня в качестве специалиста по «фирменным делам» по западной поп-музыке. Ему были нужны носители свободных идей. Он был уверен, что точно знает момент, когда надо остановиться, чтобы «по шапке не дали».

И что получилось в результате?
Были два суперпопулярных ансамбля "Веселые ребята" и "Самоцветы". Их возглавляли две Личности- Слободкин и Маликов, каждый со своим характером и взглядами на окружающую действительность.
И в результате по словам Валентина Витебского:
-Не в обиду будет сказано Юре Маликову, но его " Самоцветы",... звучали совершенно по-другому. Их творчество было больше похоже на студенческие песни у костра. "Веселые ребята" даже в те первые годы звучали профессионально. Но, как мне кажется, эталонное звучание у " Веселых ребят " появилось с приходом Саши Лермана. В этом составе музыка на пластинках приблизилась к западному уровню.

Был еще один человек, который оказал серьезное влияние на советскую ВИАшную музыку, даже не будучи музыкантом и, возможно, до сих пор об этом даже не догадывающий. Речь идет о худруке театра им. Лениского комсомола Марке Анатольевиче Захарове. И в советское время этот театр был олицетворением авангарда и прогрессива. И то, что в нем нашел себе прибежище "Аракс"- можно признать счастливым подарком судьбы.
Вадим Голутвин:
-... Марк Анатольевич человек достаточно резкий и театр знает ни один случай, когда он безжалостно расставался с людьми, которые прослужили ему верой и правдой долгие годы.... Человек он решительный и может принять необратимое решение.

Сергей Беликов:
-А как относился к "Араксу" Марк Захаров?

Очень хорошо. Никогда на нас не давил. Он мог многого не знать в этой музыке, но он человек прогрессивный и понимал, что если вот об этих музыкантах все вокруг говорят, то мы интересны публике. И от них есть какая-то искра. Он это понимал на уровне интуиции.


И вот этот очень решительный человек, даже не будучи музыкантом, но понимающий на уровне интуиции талантливых людей из другой сферы, не стал мешать им развиваться, а всячески содействовал этому развитию.

Сергей Беликов:
-Тогда мы брали в свой репертуар все что хотели: Юрайя Хип, Дженезис, сами что-то сочиняли. И нам никто это не запрещал.

А в результате на сегодняшный момент из всех групп, начинавших в 70 -е, "Аракс"- единственный, кто может с полным правом носить определение- "СУПЕРГРУППА".

Вот что такое - роль Личности в Истории.

Здесь здравый смысл повторно подсказывает поставить точку.
Но из вредности напишу последнюю главу, которая будет называться

ИЗ НЕОПУБЛИКОВАННОГО (2011 год)...


Скромно замечу, что один из участников диалога (не путать с известным ансамблем) - я.

-Приходилось ли испытывать какое-то идеологическое давление на записи с чьей-то стороны?

Никогда.

-Звукорежиссеры указывали как надо играть или петь?

В основном звучание определяли композиторы. Как они считали, так и делалось. Но иногда записи делались и в отсутствии авторов. И тогда звукорежиссер мог что-то посоветовать мне. Например:
-Тут у тебя голос слишком зажат. Надо бы по-другому сделать.
-Давай послушаем.
Мы слушаем и если я с этим соглашался, то мы пробовали другой вариант. Но это все касалось технических аспектов записи.

-А бывало так, что звукорежиссеры влияли на саму концепцию записи. Например, запрещали гитаристам играть какие-то продолжительный сольные куски, чтобы это не ассоциировалось с западной "фирмой"?

Ты знаешь, я видел много гитаристов, которые искренне верили, что могут играть и играют "фирму". Хотя на самом деле, все что они выдавали было полнейшей ахинеей.
Но они свято верили в то, что подключив фуз выдают фирму. И они очень хотели это демонстрировать.
И если таким людям на записи кто-то (композитор или звукорежиссер) ограничивал их энтузиазм, то самому произведению это шло только на пользу.
Но как правило, звукорежиссеры не влияли на заявленную аранжировку. На нее могли влиять только авторы или сами музыканты.

Вот теперь точно- все!
Сайт управляется системой uCoz