Вокально-Инструментальная Эра (1960-1988)
www.via-era.narod.ru

Георгий Симонян
Валерий Колпаков
Сергей Соловьев

Но так не случилось.

(июнь 2013)
3

3.Зацепин и Тухманов.


-А еще какие были предложения?

Александр Зацепин предложил мне поучаствовать в записях к фильму «Центровой из поднебесья». В этом фильме в самом конце я пою за американского баскетболиста на английском, но в титрах меня не указали.

Кадр из фильма "Центровой из поднебесья".
Вот за этого человека поет М.Бади.

-Расскажите об этом?

Александр Сергеевич очень приятный человек. Я не знаю, как он на меня вышел, но однажды он повзонил мне домой и предложил записать песню для фильма. Очень все подробно рассказал, что это будет песня от лица американского баскетболиста.

-Он изначально предложил записать только одну песню?

Да. У него уже была готова фонограмма, и я ее сразу послушал. И мы все очень быстро записали.
У Зацепина студия была так сделана. На кухне стоял магнитофон Studer. Из кухни в гостинную было сделано застекленное окно. В гостинной стояла стенка. Когда двери этой стенки откроешь, то за ними были динамики и микрофоны. Таким образом гостинная очень бстро могла превращаться в студию и обратно.
Кстати, когда я приехал к Зацепину, то у него находилась Алла Пугачева, тогда она еще не была такой известной.
Также с Александром Сергеевичем я записал песню к фильму «Бросок, или Все началось в субботу». Студия "Казахфильм", кажется,1976 года. Песня называется «Люди, любите сказки».

-Как Вас судьба свела с Тухмановым?

Где-то он меня увидел, точно я не знаю. Его жена Татьяна позвонила мне и пригласила к ним домой на улицу Горького. Тогда Тухманов для нас, опять же с подачи Козлова, был неинтересен. Эти все люди были для нас, другой категории. Это была категория советского композиторства, которую мы активно отрицали. Они были придворными людьми работавшими по заказу тогдашней власти. Это касалось всей официальной советской эстрады. Так мы их тогда воспринимали. И именно поэтому они для нас не представляли творческого интереса. У нас была своя среда общения и творчества. Мы, конечно, знали Тухманова, но он не был для нас сколько-нибудь музыкальным авторитетом.

-Когда Вы приехали домой к Тухмановым, что Татьяна говорила об предстоящей записи?

Я сразу понял, что готовится серьезный проект. И подумал, почему бы в нем не поучаствовать? О самом диске Татьяна говорила очень мало. Она говорила, что это будет классическая поэзия на музыку Тухманова. Тухманов мне стал наигрывать на рояле мелодии. Мне показалось это все очень слабым. Я толком не мог понять чего от меня хотят.
В итоге я записал две песни. Одну на английском, одну на русском.

- А где происходила запись?

На «Мелодии», ранним утром. А для певца петь утром это кошмар. К тому же режиссер все время подгонял.

-Фонограмма была готова?

Да, я первый раз ее услышал перед записью. Если бы я услышал фонограмму раньше, то может быть лучше был готов.

-Но «Good night» это же Ваше?

Да, эта вещь мне сразу понравилась.

-«Я мысленно вхожу в ваш кабинет» композиция сложная, со сложной поэзией и рифмой. С какого дубля записали?

Точно не помню, но очень быстро. К тому же представитель студии все время торопил.

Мехрдад Бади 80-е.

-Что было дальше?

Через некоторое время мне было предложено записать для этого диска еще три песни.

-Проясните ситуацию. Вам предложили записать две песни, которые и были записаны, а еще три песни, предложили позже. Они вошли в диск?

Как я понимаю, да. Мне кажется, Тухманов узнал о предполагаемом отьезде кого-то из уже записанных исполнителей и чтобы подстраховаться, решил эти песни переписать со мной.

-Вы знаете их названия?

Нет. Я отказался от них и дальше этого мы эту тему не обсуждали.

-Эти песни можно вычислить, зная, кто из исполнителей уехал:"Из Сафо", "Сердце, мое сердце" и «Посвящение в альбом».
Как же Вы от всего этого отказались???


Честно говоря, у меня тогда много было других предложений, и я не очень серьезно отнесся к этому.
Опять же, мы считали себя тогда выше этого. Козлов дико ненавидел всю подобную музыку и это передавал нам. Когда он узнал о моем участие в этом проекте, я стал для него предателем. Я продался коммунистам и стал для него коммерческим филармоническим музыкантом. Леша впервые заговорил о моем участие в записи этого диска только лет через 25.

-Расскажите о Татьяне Сашко.

Она была очень сильным и волевым человеком. Тухамнов на ее фоне в этом сильно проигрывал. Это, кстати, мне не нравилось. Я-то хотел общаться с Тухмановым. Я приезжал к нему домой, там стоял большой рояль и он мне на нем наигрывал музыку. Я хотел больше информации, хотел услышать готовые фонограммы, чтобы понять и оценить готовящийся проект. Но ничего этого не было, а то что звучало под рояль, мне казалось было ужасным. Понять что-то либо было трудно. Особенно такие вещи, как "Я мысленно вхожу в Ваш кабинет". На слух воспринять это было сложно. И поэтому когда они меня срочно вызвали, чтобы записать еще 3 композиции и опять Тухманов что-то стал наигрыватьно, то я разозлился и отказался. Туханов отреагировал нормально, а Татьяна страшно разозлилась и устроила мне скандал, хотела даже убрать меня из проекта, но обошлось. Она была очень жестким человеком.

-Вы с кем-то из участников этого диска пересекались во время записи?

Нет. Никого не видел и ни о чем не знал. Я фонограммы улышал только в день записи. Эта секретность меня злила. Когда я работал с Зацепиным, то он мне все расскал о бущей работе и сразу дал послушать фонограмму. А здесь на мои вопросы был один ответ:
- Пока мы ничего тебе сказать не можем.
Вот из-за того что это так было представлено, я и отказался. Хотя в этом не последнюю роль сыграл и мой такой протестный настрой на всю подобную официальную музыку.

-За работу с Тухмановым Вам что-то заплатили?

Да. Это было все официально и в кассе я получил, кажется, 50 рублей.Потом Тухманов мне подарил несколько этих дисков, 10-15.

-Альбом «По волне моей памяти» вышел когда Вы еще находились в Советском Союзе?

Да, конечно. Помню, что ажиотаж был дикий.

-Вы поняли в чем поучаствовали?

Понял. Когда этот альбом играет в каждом дворе, когда к тебе подходят люди и просят автограф, то это что-то значит.

-Оглянувшись назад, сейчас Вы понимаете что для большинства российских людей сегодня Вы певец участвовавший в записи культового диска Тухманова, а не солист "Арсенала", исполнявший западные хиты?

Конечно.


Продолжение