Вокально-Инструментальная Эра (1960-1988)
www.via-era.narod.ru

Георгий Симонян

...проблема в том, что не стало шлягеров.

(октябрь 2013)

3

"Трижды три":
Ефимов, Каминский, Игнатьева и Кузнецов.

-Что из себя представляла программа «Трижды три»?

Надо сказать, что программа, которую нам придумали в ВТМЭИ, была довольно слабая, а некоторые номера просто провальные. И мы решили вставлять в эту программу другие песни. Например, песню Алексея Мажукова «Шерше ля фам». Но надо было сделать это логично, по сути программы. И мы придумали обвязку. Выходила Валя, кружилась и делала вид, что ломает каблук. Я, сидя за роялем, спрашивал Женю о том, что случилось. На что Женя отвечал – Шерше ля фам. Я прикидывался тупым и делал вид, что не понимаю. Тут появлялась Валя в новой обуви и начинала петь эту песню. Проходило на ура. И так мы постепенно стали вносить изменения в программу и делать ее более интересной. Некоторые песни мы не трогали. Например, песню Соловьева-Седого «Шел солдат», она хорошо проходила. Моя «Человек - не игрушка» тоже имела успех.
Поскольку конферансье Семен Каминский принимал активное участие в жизни нашего маленького коллектива, то мы ему предложили войти в наш состав. Уговорили. И как оказалось потом – на свою голову. Репетируем, репетируем. Надо ехать на гастроли, а Сеня говорит, что не может ехать, так как у него дела. Работали опять втроем.
Или репетируем номер, где мы играем на трех гитарах – я, Валя и Семен, а Женя что-то играет на трубе. Все очень красиво, цельно. Выезжаем на гастроли. Сеня идет к поезду и вместо гитары у него в руках пишущая машинка.
– Сеня! Где гитара? Мы же договаривались…
- Забыл. У «Веселых ребят» возьму.
- У «Веселых ребят» электрогитары, а нам нужна акустическая!
Вот такие казусы.

Обложка миньона.

-Вы перешли из Росконцерта в Куйбышевскую филармонию?

Да, в Куйбышеве работали мои друзья – ансамбль «Синяя птица». И мы туда устроились.
Очень многие концерты мы работали вместе – «Синяя птица» и «Трижды три». Мы - номером минут на 15.
А в феврале 1979 года Куйбышевская филармония, от которой мы работали, посылает нас на Всесоюзный конкурс артистов эстрады, где мы получили вторую премию. Результатом было то, что мы на «Мелодии» записали пять песен – «Ай-ай-ай», «Поэты», «Человек – не игрушка», «Без тебя», «Фламинго». Из них четыре («Человек - не игрушка» не вошла) были записаны на нашу единственную пластинку. Для записи брали еще ударника и бас-гитариста.

-Давайте поговорим о Вашей работе с ВИА «Синяя птица». Вы принимали активное участие в жизни этого коллектива: приводили некоторых артистов...

Да, Светлану Лазареву я привел. В период, когда я ушел из «Трижды три», с режиссёром Аркадием Певзнером мы ездили по разным городам и ставили программы. Алик режиссировал, я писал песни, делал аранжировки. Это был 80-й год. В Краснодаре мы делали программу с обычным ВИА (кажется, он назывался «Экспромт») и девичий коллектив под названием «Кубаночка». В нем было восемь девочек. В этой «Кубаночке» и пела Света Лазарева. Пела замечательно, а когда не было ведущих концерта, то она еще и вела концерты. Хорошо говорила. Через некоторое время я порекомендовал ее Роме Болотному. Привез ее в Куйбышев. Рома с Мишей послушали ее и взяли.
А в 1981 году я делал программу в Вологде. Увидел певца Володю Преображенского и тоже порекомендовал в «Синюю птицу». Голос-то у него наверху уникальный, мощный. А братья Болотные очень любили красивые голоса. Правда, Володя работал не очень долго, слабость у него была – выпить любил.

-Набор голосов в «Синей птице» был действительно уникальный...

Да. Дроздов, Левкин, чуть меньше певшие Преображенский, Галицкий… А как Левкин с Лазаревой пели дуэтом «Здравствуй, как ты живешь»! Очень популярная песня была. Это стихи Симона Осиашвили. Именно тогда я и познакомил Свету Лазареву и Симона Осиашвили. Честно говоря, у нее и у него характеры не сахар. В итоге немного пожили вместе и развелись.

-Было такое, что Вы рекомендовали кого-то, а его не брали?

Нет, такого не припомню.

-Первая Ваша песня, которая записана на пластинке «Синей птицы» это - «Нелетная погода»?

Да. Сначала вышла гибкая пластинка, а потом эта песня была записана на их первом диске.

-Вы по дружбе Роберту Болотному передали песню?

Мы постоянно встречались с Ромой, я часто бывал у них на репетициях, показывал свои песни. Какие-то брали в ансамбль.

-Но первой песней, которая должна была появиться на пластинке «Синей птицы», это была песня «Мы от любви зависим»?

Эта песня была написана на стихи известного поэта Владимира Харитонова. Владимир Харитонов входил в различные худсоветы. В первый раз ее не принял худсовет вроде бы с претензиями к музыкальному материалу. Через какое-то время «Синяя птица» показывает еще раз худсовету, но тоже мимо. Вроде бы с третьего захода должны были принять. Но в это время Владимир Харитонов уезжает в отпуск и не участвует в составе худсовета. И на этом худсовете было заявлено, что теперь текст абсолютно никуда не годится. В присутствии Харитонова такое вряд ли было бы заявлено. И стало понятно, что песня никуда не пройдет.

Дроздов и Ефимов.

-В Интернете можно найти запись этой песни.

Студийной записи нет. Есть только с репетиции, с микрофонов, не очень качественная.

-Вас устроило исполнение «Нелетной погоды» «Синей птицей»?

Вполне устроило исполнение Олега Колесниченко. Но не совсем устроило вступление на три четверти, которое придумал Миша Болотный. Хотя сама песня на четыре четверти, но меня поставили перед фактом.

-На следующем диске была Ваша «Хочешь, я стану дождиком»?

Аранжировку делал я сам и поэтому там все правильно. Незабвенный Сережа Левкин исполнил замечательно. Что вспоминается, это то, что мы решили с Каминским сделать в середине песни речитатив. Тогда это было модно. Помните, как Дассен исполнял? И вот мы решили так, чтобы Сережа произносил в середине песни текст. Сеня Каминский нас динамил с этим текстом до последнего дня. В итоге текст речитатива принес только на запись. Но Сережа справился и все получилось хорошо. Песня была очень популярной.

-Потом были записаны «Восьмое чудо», «Со скоростью света», «Подорожник», «Три аккорда»… А потом случилась песня «В семь часов у Никитских ворот»?

Да, это одна из последних работ с «Синей птицей». Но ни на одну пластинку она не была записана (вышла на CD в 1995 году - прим. автора). Я ее уже потом включил в свою «На Канарских островах».

-В записи этой песни участвовали музыканты из Большого театра?

Да, я их пригласил: скрипки, виолончель, контрабас, флейта и гобой. Семь человек, каждому из которых я заплатил по 10 рублей. В то время это были неплохие деньги.

-Автор слов к песне М. Любезнов? Это кто?

Знаете такого актера Малого театра Ивана Любезнова, который играл в фильме «В шесть часов вечера после войны»? Миша его сын. Известен Миша тем, что снимался в фильме «Здравствуйте, я Ваша тетя». Чарли - юноша в очках.
Мы с ним познакомились во время прохождения курса молодого бойца в Таманской дивизии. Сблизились, стали дружить. Там интересная семейная история. Его папа был женат на Марине Ладыниной, известной актрисе. Но она ушла от него к режиссеру Пырьеву. Тогда Иван Любезнов женился на ее младшей сестре, которая и родила ему Мишу. Мама Миши была очень властной женщиной, давила морально сына. С другой стороны ему не давали сниматься. Миша работал в Министерстве культуры и видимо это было препятствием. В конце концов, он женился и жена родила ему сына, которого он назвал Ваня в честь отца. К сожаленью, Ваня пропал без вести в лихие 90-е.
Я уговорил Мишу что-нибудь написать, чтобы получать авторские, поскольку в министерстве он получал сущие гроши. Он много писал юморных стишков и прочего, и вот, в конце концов, разродился стихами этой песни. Я написал музыку и даже исполнял ему под рояль. Но, к сожаленью, Миша не услышал свою песню в исполнении ансамбля «Синяя птица». Миша умер в 81 году. Ему было 33. Он очень плохо себя чувствовал, плохо спал. Принял снотворное, его два дня не могли разбудить. Так и умер… Вот такая судьба.
Т.Ефимов, М.Болотный, Г.Болотная, С.Дроздов, Р.Болотный, С.Лазарева, В.Гапонов.
Внизу: И.Дроздова, В. Варвалюк .

Если я сейчас где-то выступаю, то начинаю с этой песни. Публика сразу начинает аплодировать. Знают песню, помнят…

-Еще «Синяя птица» записала Вашу песню «Задумчивая грусть»?

Да, Сережка Дроздов исполнял.

-Очень красивая, лирическая песня. Странно, что она совершенно не раскручена?

Тут не угадаешь. Крутили бы по радио целый день и стала бы популярной. Это стихи Давида Усманова. У меня есть много его стихов. Я написал песни на эти стихи, но они вряд ли кого-то сейчас заинтересуют. У молодежи другие приоритеты.

-Еще были песни, которые не записаны на пластинки – «Меняю», «За окном сыпет снег»?

«Меняю» исполнял Володя Преображенский, а «За окном» пела Света Лазарева. Эту песню не пропустил худсовет на пластинку. Якобы не литературно «сыпет», надо -«сыплет». Но такую фразу сложно петь и на слух не воспринимается. Стихи написал Юра Гуреев (настоящая фамилия – Гуревич).

-Хочу спросить Вас по поводу песни «Подорожник». Вы специально в середину песни вставили проигрыш, чтобы клавишник мог себя показать?

Я так сочинил. Но в «Синей птице» так сыграть никто не мог, и пришлось на записи играть мне. Импровизация в джазовом стиле…

-Еще «Синей птицей» была записана Ваша песня «Только ты» на стихи Лозового. Но вышла она только на CD в 1996 году?

Да, ее на худсовете Богословский зарубил. Было известно – если Богословский сидит в худсовете, то что-то обязательно будет отвергнуто.

-Но, тем не менее, «Ариэлю» он симпатизировал?

После того, как они спели «Старую пластинку», он действительно к ним относился неплохо. Но в тоже время, на худсовете, где «Ариэль» показывал пять моих песен, две из них он не пропустил.
Он не только мои песни рубил, но и почти всех авторов. Любой композитор может вспомнить, что его песни рубил именно Богословский. Остроумный, веселый человек, но кто лично с ним общался, говорили, что он был очень злым.
А еще Богословский был очень дружен с Лапиным. И влезал во все музыкальные дела на ТВ. В 1985 году вышла такая передача «Золота рыбка». Легкая программа, где артисты пели и разыгрывали сценки. Режиссером был Марк Розовский, а я писал музыку. И после показа мне рассказывают, что Богословский написал на ТВ гневное письмо. Что это за передача, кто пропустил? Что за бездарная музыка, как этот композитор вообще попал на ТВ? В общем, наша передачка недолго просуществовала (смеется).

-Как Вы начали работать с ансамблем «Ариэль»?

Я их слышал на конкурсе, где они стали лауреатом. Мне очень понравился этот ансамбль. И когда мы (кажется, с «Ладой») поехали на гастроли в Челябинск, то я зашел в филармонию и узнал где у них база. Приехал на базу, познакомился. Показал несколько своих песен.
Первую песню, которую они стали петь на концертах это была опять же «Летний дождь» на стихи Дюнина. Но на пластинку не записали. Потом были «Баба Яга», «Комната смеха» на стихи Усманова, «Захотелось быть» и «Благодарствуйте сударыня» обе на стихи Солоухина.
Кстати, «Благодарствуйте сударыня» исполняла и «Синяя птица». Ее замечательно пел Преображенский, гораздо ярче, чем Каплун в «Ариэле».
Еще с «Ариэлем» записали «Все равно тебя люблю», «Волки» на стихи Солоухина. Последнюю постоянно запрещали. Причем под идиотскими предлогами. Выступают ребята в Москве. К ним приходят люди и говорят:
- Сейчас проходит 65-летие ВЛКСМ. Давайте Вы эту песню не будете петь…
Причем здесь 65-летие ВЛКСМ?

-Чаще Каплун исполнял Ваши песни?

Я бы не сказал. Сам Ярушин много пел, что-то Гепп (песню «Волки»). И даже одну песню исполнял Лева Гуров. К сожаленью, уже покойный. Очень хороший был человек. Мягкий, спокойный, душевный.

-Как Вы начали работать со стихами Солоухина? Вы были лично знакомы?

Я купил несколько сборников его стихов. Написал музыку к некоторым его стихам, и только потом мы с ним познакомились. Я его даже приглашал на концерт ВИА «Ариэль», когда они исполняли наши с ним песни.

-Ему понравилось?

Вроде бы, да. Вообще, Владимир Солоухин был довольно противоречивой фигурой. Многие считали его антисемитом, но он не был таковым. Он, скорее, монархист-шовинист. Одним из его убеждений было то, что в России должны жить только русские. А писатель он очень хороший. Мне очень нравилась и его проза.

-Вернемся назад. Как долго Вы работали в «Трижды три»?

В декабре 1979 года я ушел из этого проекта. Я поссорился с Сеней Каминским. Последней каплей стало наша поездка в Болгарию. ЦК ВЛКСМ отправил нас на конкурс «Ален мак» представлять СССР. Там мы исполняли мое довольно большое произведение «Лозунги Жанны д’Арк», Валя пела. Семен опять ничего не делал, только мешал. Но это еще были цветочки. Нам надо было купить подарок для жены директора филармонии. Это было нормой. Мы скинулись всей оставшейся валютой и купили очень симпатичный подарок. А когда надо было этот подарок вручать, то Сеня сказал, что когда он привез это все домой, его жене так понравились эти бусы (подарок жене директора), что он решил подарить их своей жене. Нормально?
Короче говоря, с декабря 1979 года я с Сеней Каминским не общаюсь.
Валя Игнатьева ушла вместе со мной. Женя Кузнецов остался и Сеня взял певицу Свету и ее мужа альтиста Валеру Пронина (из «Синей птицы»). Но долго они не просуществовали. Через несколько месяцев всё окончательно развалилось.

«Трижды три»:
Валерий и Светлана Пронины, Евгений Кузнецов.

-Чем Вы занимались после ухода из «Трижды три»?

Писал песни, делал аранжировки. Трудовая книжка лежала дома.
Это продолжалось довольно долго. Меня пригласили поучаствовать в программе «Поэт, композитор, исполнитель». Я пел несколько своих песен. В этой же программе выступал коллектив «Бим-Бом» под руководством Левушкина. До этого я их один раз видел и мне очень понравилось. Я вообще люблю шутки, юмор. Там мы и познакомились с Валерой Левушкиным. Валера пригласил меня музруком.

-Они базировались в ДК МАИ?

Да.

-Костяк уже существовал?

Еще не было Гии Гагуа, остальные были. Конечно на общем фоне выделялись Ирина Фокина (она на тот момент была женой Левушкина) и Вадик Сорокин. Вадик был очень хорош. И как певец и как режиссер, и как юморист. И может быть еще Саша Озеров.

-А как Гия Гагуа появился?

Левушкин его углядел в каком-то грузинском ансамбле. Он действительно очень смешной, клоун, особенно на фоне большого Вадика. Но совершенно без мозгов.
Левушкин схитрил: он устроил коллектив в организацию «Цирк на сцене». А там не было этих всяких худсоветов и прочего, чем отличались Москонцерт и Росконцерт. И они позволяли себе очень много. Я им писал аранжировки, шутки, очень активно включился в работу.

"Бим-Бом" в Чехии:
Ефимов крайний справа.

-Вы проработали четыре года в «Бим-Бом»?

Да, где-то так. Но потом мы с Валерой в чем-то разошлись во мнениях и я ушел. А через несколько месяцев Левушкин взял и всех уволил: Фокину, Сорокина, Озерова, Калинина, Гагуа, Лехтика… Ребята решили работать вчетвером и пригласили меня.
Левушкин через некоторое время стал звать всех обратно. Фокина и Лехтик вернулись, а четверка ребят отказалась. Надо заметить, что Левушкин довольно авторитарный руководитель. Делал все по-своему, ни с кем не советовался. Ребятам было некомфортно, а тут полная свобода.
Так появился «Экс-ББ». Мы стали работать. Все придумывалось и записывалось у меня дома. Я тогда жил на Речном вокзале. Мы сидели с утра до вечера и работали, работали. Фонограммы тоже записывались у меня дома.

-«Экс-ББ» здорово раскрутились. Стали гораздо популярней их родителя «Бим-Бом».

Конечно. Очень были популярны, но смерть Вадика Сорокина, считаю, остановила этот процесс. Ребята сначала разделились: Гагуа назвал свой проект «Экс-ГГ», Озеров и Калинин – «Next-BB». Потом опять стали вместе выступать, но все это уже не то.

-Отчего умер Вадим Сорокин?

Редкое заболевание – рак глаза. Ему удалили глаз, вставили искусственный. Вроде все нормализовалось, но пошли метастазы в печень. От этого и умер. Говорят, незаменимых нет. Есть! Вот не стало Вадика и нет больше коллектива «Экс-ББ».

-А чем сейчас Левушкин занимается?

Продюсерством. Он очень долго руководил «Бим-Бомом», но они превратились из театра пародий в цирковое шоу.
А потом Валера делал антрепризный спектакль «Новые русские мужики» с Андреем Краско. Когда Андрей умер, спектакль закрылся. Слишком многое было завязано в нем на таланте Андрея Краско. С Ириной Фокиной они давно развелись. Ирина все-таки очень талантливая, мне нравилось как она поет, как держится на сцене. Ира записывала мои песни; «Старые афиши» на стихи Усманова, дуэт с Вадиком Сорокиным «Високосный год» на стихи Симона Осиашвили. На ТВ ею была записана «Про Бабу-Ягу» (не путать с «Бабой-Ягой» ансамбля «Ариэль»).


Окончание