Вокально-Инструментальная Эра (1960-1988)
www.via-era.narod.ru

Валерий Колпаков.


Виктор Харакидзян и неизвестные "Поющие сердца".

5

Часть 2."Поющие сердца".

Офицеров,Индроков,Шеманков,Дорохин,Иванов,
Жмакова,Харакидзян,Избойников,Векштейн,Борилов.
Офицеров,Индроков,Шеманков,Дорохин,Иванов,Жмакова,Харакидзян,Избойников,Векштейн,Борилов.

Какая концертная одежда у вас была?

Был период, когда Векштейн разрешил каждому придумать себе костюм. До этого было так. В Москонцерте существовал склад, где хранился разный материал, обувь и тому подобное. Все это можно было выписать и были мастерские Большого театра или другие, где можно было пошить костюмы. Одно время у нас были желтые костюмы, которые нам делал Слава Зайцев.
Когда Векштейн услышал, что есть художники, которые расписывают костюмы кистью, то нашёл их, сделал заказ, и они каждый костюм разрисовывали индивидуально. Я свой храню до сих пор. Векштейн тогда уже в тайне от всех взял курс на рок-музыку.

Когда это произошло?

Это началось в 80-х. Векштейн следовал за модой и чувствовал её. В моде джаз-рок - вот вам джаз-рок.Многие песни были сделаны в этом стиле, а пришёл тяжёлый рок - получите! С приходом Барышникова, Векштейну любой стиль был под силу.Музыканты рядом с ним всегда были высший класс, говорю без скромности.

А как у вас появился Барышников?

Когда Шнайдерман уехал, то пианисты часто менялись.
Я как-то случайно встретил Виталия, с которым вместе учился в Ставрополе. Мы разговарились, и я узнал, что он трудится в "Добрых молодцах". Я говорю ему:
-Какие "Молодцы"? Бросай всё и давай к нам!
Он, подумав, сказал:
-Ну я на 10 дней с вами попробую, а там видно будет.
Надо сказать, "молотили" мы в то время по 40 - 60 концертов в месяц, так, что за 10 дней, пробных гастролей, он заработал 520 рублей. Таких денег он в "Добрых молодцах" не видел, да и музыка "Поющих" ему была более близка, поэтому сразу всё бросил и остался с нами. Это 76 или 78 год.
Он очень хорошо знал музыку Кавказа, джаз, классику.В 16 лет стал лауреатом джазового фестиваля. Как пианист Барышников сверходаренный музыкант. Если бы еще не бухал, то цены ему бы не было, да и равных тоже. Сейчас в Австралии живет в полном порядке, но скучает вот уже 8 лет. Мы часто перезваниваемся, и я курсе чем он занимается.

Владимир Шнайдерман
Владимир Шнайдерман

А Шнайдерман когда уехал?

Он уехал где-то в 75-76. Перед отъездом по его просьбе, мы записали на студии песню "Get Sowbady", написанную сестрой Шнейдермана-Наташей. Она с мужем и его сестрой исполнила эту песню. Потом они ее размножили и подарили нам на память. А записывали мы в ДЗЗ (Дом звукозаписи) на улице Качалова.

А как вам, для личных, фактически, нужд, сделали студию?

Было такое трио "Весна": Наташа Шнайдерман, ее муж и его сестра. Они работали в оркестре Анатолия Кролла "Современник". Может быть он помог, а может и за деньги договорились. Я не в курсе, но дело было сделано.

А кто играл на записи?

Шнайдерман на рояле, я на бас-гитаре, Ольцман на гитаре, приглашены были скрипачи и барабанщик. Это было прямо перед их отъездом в США. Запись этой песни они планировали привезти туда, чтобы показать, на что способны. Когда переехали в Америку, то сделали проект "Черные русские". Какой-то период он существовал и Шнайдерман мне присылал кассету песен в их исполнении на английском языке. Чувствовалось, что их любимой группой были "Темптейшн", так как всё было очень похоже. Позже, пианист Володя Шнейдерман работал в оркестре Тома Джонса. Ему есть чем гордиться.

Песня "Часовшик"-это период джаз-рока? Кто авторы этой песни?

Да. Она одна из исполненых в этом стиле. Здесь музыка Векштейна на слова Л.Воропаевой.

Я слышал два варианта этой песнии. Один помягче, другой пожестче.Чьи это аранжировки?

Н.Крупышева, но вариант один. В одном поет Феликс Красиловсий, во втором Сергей Шалаев, а так, как исполнены в разный период, то в процессе могло что-то видоизменятся. Я об этом уже говорил.

У вас и Красиловский работал?

Да, Феликс пришел и говорит Векштейну:
-Зачем тебе столько вокалистов. Я один спою за всех.
Но он проработал не долго.

А кто там играет?

Ольцман, Тартаковский, Барышников, Григорий Славин и я. В тот период у нас было два клавишника. Один лучше другого. И звучало это потрясающе.
Сергей Шалаев и Виктор Харакидзян
Сергей Шалаев и Виктор Харакидзян

Шалаев сейчас директор магазина "Живой звук", но он продолжает и в ресторанах работать. Где-то на гастролях мы его "зацепили". Был момент, когда Векштейн отпросил его от армии. Мы были в Ленинграде на гастролях. Тут подходит к нам милиционер и говорит:
-Кто Шалаев?
А Сергей думал, что пришли за автографом:
-Я!Давайте, где вам расписаться?
Тот подает повестку в военкомат:
-Вот тут.
Сергей чуть сознание не потерял, но Векштейн его спас. Используя популярность "Поющих сердец, добился отсрочки.
Векштейн всегда смотрел вперед. Он думал, что будет модным завтра и на это ориентировался. Сначала пытался в этом стиле играть с нами, хотя хард-рок еще в моду не вошел. Мы исполняли композиции "Рейнбоу", " Дип Перпл" и тому подобное. Правда, о том, что нас могут разогнать, мы еще не догадывались и жили спокойно, поскольку эти вещи играли элементарно.

А вы в концерте исполняли "Часовщика"?

Конечно. На "ура". Все рок-мэны были наши. Еще была такая песня "Память", тоже Векштейна. Но она помягче.
Сначала, когда Векштейн только начал писать свои песни, то представлял их под какой-нибудь вымышленной фамилией, так в концерте и обьявляли. Чтобы не было особых возмущений. Он поначалу стеснялся своего творчества. А когда песня уже пошла, то объявляли настоящего автора:
-Виктор Векшейн!

А как у вас появился Виктор Барилов?

У Ольцмана появился дом в Эстонии. И у него начался период, когда он в мае уезжал туда, а приезжал только осенью. Деньги кончались, и он просился назад в "Поющие сердца". Вот в этот период и подвернулся Виктор Борилов. Он к нам попал через Барышникова. Они вместе учились в Ростовском филиале института им. Гнесиных. Оба музыканты- от Бога.
Борилов баянист по специальности, он и сейчас преподает в том институте, имеет звание профессора, а джаз он никогда не бросит, и где-то ещё играет.
Получилось так, что мы приехали на гастроли в Ростов, он пришел к нам на концерт, а гитариста у нас нет.Мы ему предложили поехать с нами. Он взял чемодан и поехал. И уже к следующему городу, он весь наш репертуар играл даже лучше всех гитаристов, с которыми я играл до того.Мало того, у него еще был и свой сольный номер. Он выходил вперёд с гитарой. Пел и играл, а мы за кулисами апладировали.

А какой он гитарист?

Супер! Сравнивать не с кем. Если брать во внимание джаз-рок, джаз или рок, он был- "супер"! Повторюсь, Виктор Борилов - МУЗЫКАНТИЩЕ. Он не только гитарист. Если брал в руки бас-гитару и у басистов слюни текли! У меня тоже. И это с любым инструментом. С роялем, что он творил! Это надо видеть. Просто дано это человеку. Мы работали как-то на стадионе, там были боянисты Ольги Воронец, так он взял пятирядный баян и такое с ним вытворял, что ее баянистам просто нечего было делать. Кто слышал как на баяне играют джаз? А он играл. Борилов - это ГЛЫБА.

А ушел он от вас почему?

У него девушка была в Ростове. И он из тех людей, которых большие города не прельщают. Домосед по натуре. И плюс ко всему Ольцман назад попросился. Хотя у Векштейна было правило:
-Предателей назад не беру.
Кто уходил из ансамбля по своей воле, он считал предателем. Но все равно и Ольцмана назад брал и Офицерова. Ольцмана раза два брал назад.
И вот Барилов на чужом месте не очень комфортно себя чувствовал. И когда Сашка вернулся, Борилов на вторые роли не пошёл. Всё бросил и уехал назад в Ростов, где теперь и живёт.

Они вдвоем не играли?

Совсем немного. Около месяца.

Почему Векштейн все-таки решил сменить состав. Ведь играли вы, судя по этим записям, очень мощно?

Он вел постоянный поиск нового. Мы на него не в обиде, понимали.

Я слушал будущую "Арию" под маркой "Поющих сердец", и она меня не впечатлила так, как "Часовщик". Неужели Векштейн это не понимал?

Я тоже слушал "Арию" того периода и могу сказать, то что они играли, мы могли сыграть если не мизинцем, то несколькими пальцами. Но Векштейн мне тогда прямо говорил:
-Я хочу омолодить состав.
Это и от Тони тоже шло. Мы стали седеть. И, главное, много знали. Мы в коллективе уже превратились в авторитетных людей и нами управлять уже было сложно. А там надо было полное подчинение.
Потом среди нас появильсь любители крепко выпить. Он с нами тоже выпивал и никогда от коллектива не отдалялся. Потом стал немного подальше, когда Тоня появилась. И то всегда находил время и приходил к нам. А "клуб" у нас, как правило, был в моем номере. Даже когда Тоня его на диету сажала, а он ухитрялся приходить к нам и перекусить в тихушку.

А как он к впивке относился?

Плохо, но он очень мягкий человек по натуре. Если видел, что музыкант хороший, то многое прощал.
Такое бывало с Избойниковым, Ольцманом, Барышниковым.Всякий раз Векштейн спрашивал:
-Ну, сколько можно?
Но при этом не говорил:
-Чтобы в последний раз.
Потому что знал, последнего раза не будет. И завтра будет так же,а потому говорил :
-Я же не против. Кончиться концерт - упейся.

Виктор Харакидзян и Игорь Иванников
Виктор Харакидзян и Игорь Иванников

А кто был в последнем составе?

Из стариков: я, Виталик Барышников и Сашка Ольцман. На этом все держалось.

А Тартаковский?

Его уже куда-то переманили. Потому что на барабанах играл иногда Игорь Иванников. На сцене нас уже было 5-6 человек.
Из духовых дольше всех продержался Шеманков, потому что он и ещё на клавишах играл и на барабанах. Где-то до 1982 года.
Александр Пульвер принимал с удовольствием в свой ансамбль наших: Гену Жаркова, Виталика Шеманкова, Сашу Неволина, Виктора Дорохина. Володя Избойников прочувствовал это раньше других и ушел в ансамбль "Мелодия", где-то в начале 80-х. В общем всех, кого Векштейн убирал, Пульвер принимал.
В 1983 году, когда Векштейн решил взять полностью молодую группу, а со старым составом расстаться, то предложил мне поработать в ней на административной должности, но я решил - раз уходят все, то и я с ними!
Спустя некоторое время, ВИА "Поющие сердца" переродились в группу "Ария". Популярность их резко шла вверх, а название "Поющие сердца" кануло в лету. Мы продолжали дружить с Виктором Яковлевичем. Он, чем мог, помогал в становлении созданной нами новой группой "Эрмитаж", но мысли о "Поющих" его не покидали. Он несколько раз предлагал мне взять это название, собрать музыкантов, но сам, почему- то, от этого напрочь отказался, так как, всё поставил на "Арию".
Продолжение