Лев Ошанин.

Вокально-Инструментальная Эра (1960-1988)
www.via-era.narod.ru

Валерий Колпаков.


Ошанин, Гаджикасимов и ошибка Сергея Дьячкова.

январь 2021

2

А теперь вернемся к статье Льва Ошанина.
Сама статья называется "О песне- волшебнице". И появилась она в газете "Советская культура" 10 ноября 1970 года, уже после совещания в Союзе писателей РСФСР посвященном песням борьбы и подвига, о котором упоминал В.Харитонов. В совещании принимали участие поэты и композиторы, работавшие в жанре советской массовой песни. Говоря об успехах в этом направлении Лев Ошанин (в то время Член правлений СП РСФСР) писал:

-Но было бы ошибочно, говоря о песнях борьбы и подвига, сводить их только к маршам, строевым или "громкозвучным" песням. В лучших советских песнях она почти всегда не отделимы от лирики, согрета теплом человеческого сердца.

В качестве примеров подобных удач он приводит песни "Широка страна моя родная", "Катюша", "С чего начинается Родина", "Огромное небо", "Русское поле" и "Журавли".
Лев Ошанин

И дальше Ошанин пишет:

-... основной темой моего сегодняшнего разговора- серьезная озабоченность состоянием нашей советской песни. Музыка и поэзия равно ответственны за удачи и неудачи песни, а следовательно, и Союз писателей равно ответственен с Союзом композиторов.
Слушая радио и телепередачи, грампластинки, бывая в кино, и концертах, следя за международными конкурсами песен, в которых мы принимаем участие, с горечью убеждаешься, что нашу песню порой почти невозможно отличить от её западной соседки. Словно мы стыдимся своего родства не только со старой русской песней или с песнями других народов нашей страны, но и с великолепными традициями советской песни, которая даже в условиях чуть ли не полной нашей изоляции покорила весь мир.


Сегодня, оглядываясь назад, и зная, как в дальнейшем будут развиваться события, можно смело утверждать, что тут Ошанин был прав, отмечая стремление наших авторов и исполнителей подстроиться под западную музыкальную культуру. Дальше эти тенденции будут только нарастать, особенно в жанре ВИА.

Результативная часть статьи Ошанина начинается довольно громко и смело с "наезда" на композитора Арно Бабаджаняна:

-В последние годы на международных конкурсах звучат, как правило, песни А.Бабаджаняна. Но странная вещь, этот большой мастер владеющий многими музыкальными формами, в последнее время является перед миром меньше всего, как представитель советской песенной школы. Его произведения, написанные с разными поэтами, тонут в общей "модной" то псевдоцыганской, то какой-то ещё более чуждой одинаковости, заполнившей в последнее время подмостки некоторых конкурсов. И никто ему этого прямо не скажет. Вот песня написанная с А.Дмоховским- "Сердце на снегу". "Кто принимал и редактировал эту песню? Чтобы понять, что в неё не заглядывал ни один поэт и просто грамотный человек, достаточно привести две самые "ударные" строки: "Брошено в пургу сердце на снегу". По -русски можно сказать, что брошено в пургу сердце. Можно с натяжкой сказать, что сердце брошено на снегу. Но "брошено в пургу на снегу"?
Арно Бабаджанян

Речь идет об участии этой песни в исполнении М. Магомаева на фестивале песни "Сопот-69" в разделе "Международный конкурс", где она не получила никакой награды.

-Разве не стыдно, что когда мы посылали в Сопот "Сердце на снегу", там была специальная премия за политическую песню и её присудили швейцарцам? А ведь мы этим обязаны во многом М.Магомаеву, который подбирал свой фестивальный репертуар, к сожалению, не задумываясь над общими нашими задачами.
Беда, однако, не только в этом, а в том прежде всего, что эта песня- типичное подражание современным западным шлягерам и ничего больше. Почему до сих пор никто не сказал об этом авторам? Почему на следующий год на фестиваль снова поехала песня Бабаджаняна "Судьба" на стихи Р.Рождественнского? Поэт отлично работает в последние годы в песне, но я даже не хочу цитировать эти стихи- не более чем откровенную подтекстовку, сделанную далеко не в силу Рождественнского...


Речь идет об участии этой песни в исполнении Г. Ненашевой на фестивале песни "Сопот-70" в разделе "Международный конкурс", где она так же не получила никакой награды.
Галина Ненашева поет в сопровождении ансамбля "Молодость п/у Э.Смольного.

Я считаю Р.Рождественнского сильнейшим поэтом из всех "шестидесятников", но текст песни "Судьба", конечно, не выдерживает никакой критики.
Ошанин, как никто больше, имел право на подобную критику. Участие СССР в конкурсе в Сопоте началось с 1963 года, когда именно его песня "Пусть всегда будет солнце" (А.Островский-Л. Ошанин) стала победителем главного Международного конкурса фестиваля. И до сих пор она остается одной из самых узнаваемых наших песен в мире.

И хотя эта критика была направлена в первую очередь на поэтов, последствия её серьезно задели Бабаджаняна. Следущие 5 лет (до 1976 года) его песни в Сопоте не участвовали. А вот Рождественский "отделался" довольно легко. Через год его песня "За того парня" (муз. М.Фрадкина) станет победителем "Международного конкурса" в Сопоте -72.

-Я не думаю, что вопросы представительства нашего на фестивалях и конкурсах должны решаться плебисцитом..., но мы должны не подлаживаться под жюри, порой в значительной степени чисто коммерческое, а нести своё слово, свою музыку, иной раз и противостоя тому, что там звучит.

Дальше Ошанин в своей статье касается и певцов. И в частности Иосифа Кабзона с которым он тесно сотрудничал:

-Но вот на днях купил две его грампластинки. Из 8 песен семь оказались переводными с прискорбнейшими "русскими текстами" некоего О.Гаджикасимова. Я не хочу этого цитировать, скажу только, что это типичная спекуляция, не больше. Меня глубоко удивляет неразборчивость хорошего певца Иосифа Кобзона.
Да только ли Кобзона; многие певцы поют низкопробный репертуар, а некоторые уже сами для себя писать музыку, неважную музыку и бог знает, на какие слова. А на радио если продолжать уже начатый "Советкой культурой" разговор о редакторах, лихо "толкающих" свои опусы, - так ведь многим из нас приходилось, особенно в ночных передачах, слушать примерно такие заявления:
"Я спою песню на мои стихи, редактор передачи тоже я. К сему Анатолий Горохов."
Муслим Магомаев и Анатолий Горохов.

Кстати, неплохо поет Анатолий Горохов. Ну а стихи-то добрые ли? То-то и есть, что не добрые, иначе никому бы не пришло в голову заниматься упреками.
В заключении этого раздела хочу предостеречь от крайностей, в которые мы иногда впадаем: то, помня, что надо "завоевывать" слушателя, мы заполняем эфир и эстраду липкой ноющей "лирикой", то кидаемся в другую крайность и требуем только гражданственно-патриотические песни.... И нередко получается так: или нытьё или барабан, серые псевдогражданские сочинения, компрометирующие всякую идею.
Нам равно вредно и то и другое, потому что, повторяю, подлинно гражданская песня всегда согрета человеческим теплом.


Дальше Ошанин опять слегка "наезжает" на Рождественского:

-К сожалению, не всё в работе Рождественского равноценно. Есть песни в которых стихи маловыразительным, ... но всё-таки нигде профессиональный, требовательный к себе Р.Рождественнский не опускается до уровня "текстовиков".

Хотя в этой же статье чуть раньше Ошанин называет стихи к песне "Судьба" откровенной подтекстовкой.
Роберт Рождественский.

И вот дальше уже следует довольно серьезная критика О.Гаджикасимова:

-Иное дело, когда в поэзии появляются деятели типа О.Гаджикасимова. И мы должны честно сказать- причем не столько ему, сколько работникам радио, телевидения, музыкальных издательств и фирме "Мелодия", пропагандирующим его опусы, - что этот человек занимается не своим делом.

Здесь, как и в случае с В.Харитоновым, казалось бы, какое дело успешному и признанному поэту Ошанину (члену СП), пишущему не ради славы и денег, до работника радио, халтурившего на ниве эстрадной песни? Причем, вполне законно имевшим на это право, поскольку так же, как и сам Ошанин, окончил Литературный институт имени А. М. Горького. То есть, был дипломированным литератором. Почему, вместо того, чтобы предметно разбирать недостатки литературных трудов своего коллеги, Ошанин напрямую обращается к его руководству с требованием запретить ему это деятельность?
Ровно по той же причине, по которой это сделал Харитонов двумя неделями раньше. И точно так же, Ошанин свои истинные намерения маскировал высокими словами:

-Может быть, пониженная требовательность к поэзии притупила глаз редакторов, сделала не всегда радостным появление на радио, например, серьезных мастеров, поэтов, отдавших свою жизнь в песне? Может быть, именно этот дикий поток халтуры на все случаи жизни отбивает желание у серьезных русских поэтов, до сих пор не занимавшихся песней, идти в неё? А жаль!
Кроме того, происходит ещё явление... -вытеснение поэзии из песни... Особенно сильно это проявилось в последние годы.


Так же, как и Харитонов, Ошанин не забыл добавить для веса к своим претензиям и политическую составляющую:

-... Всем памятен конкурс на лучшую песню, жюри которого возглавлял... Л.Утёсов, но в которое не был приглашен ни один поэт. В результате этого были премированы некоторые песни, по стихам не выдерживающие никакой критики.
Совсем своеобразно получилось с конкурсом на лучшую песню о Ленине: хотя формально в жюри было два поэта- М.Луконин и С.Наровчатов, фактически ни тот, ни другой не работали. Мало того, впервые в истории песенных конкурсов в нашей стране были установлены премии за музыку, почти в три раза больше, чем за стихи. Неслыханная дискриминация слова!


И в заключении статьи Лев Ошанин изложил свой рецепт реализации защитных мер от "подтекстовщиков" типа Гаджикасимова:

-... должно быть широкое привлечение настоящих мастеров-песенников и поэтов тянущихся к песне, привлечение как к созданию новых песенных произведений и к более тесному контакту с композиторами, так и к участию в нелегкой, но необходимой работе по приему музыкальных произведений на радио, телевидении, в фирме "Мелодия".

Проще говоря, рецепт по защите от халтуры, Ошанин видел в ужесточении политики Худсоветов на радио, телевидении, в фирме "Мелодия". В этих Худсоветах должны заправлять настоящие поэты, типа его и Харитонова.
Так в дальнейшем и произошло. И надо прямо сказать, что это сыграло свою в целом положительную роль в развитии советской песни. Хотя, случались, вероятно, и издержки этого, во многом, субъективного процесса принятия решений. При этом, чтобы сегодня не говорили о вреде Худсоветов авторы/исполнители, никто из них не привел хотя бы одного убедительного примера, когда последний не допустил до слушателя достойную песню. Мне самому не раз приходилось общаться с разными музыкантами и когда они заводили разговор на тему вреда от Худсоветов, я спрашивал их:
-Ну, покажите сейчас, дайте послушать те шедевры, которые у вас не приняли тогда?
Ответом были, как правило, общие слова без всякой конкретики.
Мало того, с течением времени сами эти, когда-то обиженные деятели культуры приходят к осознанию, что и сегодня Худсоветы по типу советских жизненно необходимы отечественной культуре.

Ещё одной важной целью обоих материалов в газете "Советская культура" была приструнить некоторых музыкальных редакторов на радио, ТВ и "Мелодии", которые сами участвовали в написании песен и сами же, пользуясь своим служебным положением, давали их в эфир. Ограничивая доступ туда, песням других авторов.
Наиболее известными среди них были:
-на радио- Онегин Гаджикасимов (тексты), Роман Майоров (музыка), Анатолий Горохов (пение и тексты), Борис Савельев (музыка) и Рудольф Мануков (музыка);
-на ТВ - Борис Пургалин (тексты);
-на "Мелодии" -Юрий Энтин (тексты), Михаил Шабров (тексты).
Роман Майоров

В контексте моего разговора с С.Дьячковым меня больше всего интересовала судьба О.Гаджикасимова и её пересечение с судьбой Дьячкова. В 2016 году, общаясь с Рудольфом Мануковым, я спросил его о Гаджикасимове:

-Расскажите, пожалуйста, об Онегине Гаджикасимове? С чего у него начались проблемы на Радио?

Он противопоставил себя «старикам». Так всегда бывает, когда «молодая поросль» начинает что-то из себя представлять, то «старики» пугаются и начинают молодых прижимать, не давать им ходу. Как мне, например, однажды сказал Арно Бабаджанян:
-Ты хочешь, чтобы они тебя любили? А за что они тебя будут любить, если ты забираешь у них по две тысячи рублей в месяц?
Этот разговор произошел в 1977 году.


А теперь вернемся к судьбе Сергея Дьячкова в свете его взимоотношений с Гаджикасимовым.
Сам Сергей считал, что именно статья Ошанина в "Советской культуре", вызвавшая опалу Гаджикасимова, в конечном итоге привела его к эмиграции из страны. Определенная доля истины в этом есть.
Действительно, она вызвала ужесточение контроля внутри ГосТелеРадио за работой музыкальных редакторов и сильно ограничила их возможности на продвижение в эфир песен собственного сочинения. Но продолжать писать песни и отдавать их на эстраду это им не мешало. Песни Дьячкова продолжали жить концертной жизнью, но пробить их в эфир без поддержки Гаджикасимов (который продолжал работать на Радио) у него не получилось. Сам он об этом говорил так:

-У меня не было эфиров ни на радио не на ТВ. Туда вообще невозможно было попасть. Только Тухманов, из молодых, смог туда прорваться. Я попробовал, но это была такая мерзость, что я понял- у меня это не получиться.

Гаджикасимов ушел с Радио только в 1976 году. А в 1977 году Сергей Дьячков подал документы на выезд. Он искренне надеялся, что Заграница ему поможет. Что там без Худсоветов ему удастся развернуться во всю мощь.
В 1987 году Дьячков уехал, а в 2000 вернулся назад и до конца своих дней считал этот отьезд ошибкой.
Сергей Дьячков.


PS

А лучшие песни Онегина Гаджикасимова не смотря на все трудности, возникшие у их автора в 70-е годы, останутся в славной истории советской песни.
Сегодня, глядя на их судьбу из 21 века и другого государства, говорить об этом можно с полной уверенностью.